skyruk (skyruk) wrote,
skyruk
skyruk

Categories:

История шахмат ч.2: Любо.


  Забегая вперёд, хочется сказать, что индийский вариант шахмат проще китайского и корейского: в нём меньше фигур, они обладают большей маневренностью и являются именно что объёмными фигурками, а не плоскими дисками со значками. И если, как утверждает Мюррей, китайцы заимствовали шахматы у индийцев, то они подвергли игру серьёзному усложнению, что исторически невозможно и нелогично. Официальные отношения между древними Китаем и Индией начались во времена императора Лю Чжуаня из династии Восточная Хань, в 150-м году н.э. Таким образом получается, что первая шахматная игра (чатуранга) приобрела в Индии популярность вскоре после установления между Китаем и Индией культурных связей.
    Есть и другие соображения. Сенсационные археологические находки из Китая появляются каждый год, в Индии и тут результат нулевой. Существует множество старинных трудов по шахматам на китайском языке, но практически нет таковых на санскрите. Вообще, нет никаких сведений о существовании в древней Индии каких либо протошахмат (у гонок «круга и креста» совершенно иная механика), в то время как в древнем Китае они имеются.

ЛЮБО (六博)

   Любо или Лю Бо (кит. «Шесть палочек») – это ещё один загадочный и удивительный артефакт в мире игр. Впервые Любо упоминается в «Аналектах» Конфуция, из чего следует, что игре больше 2000 лет. Согласно легенде, игра была придумана мудрецом по имени Ву Чжоу – советником короля Цзе из последней династии Ся, который царствовал в 1728-1675 годы до н.э.
    Игра в Любо также упоминается стихотворении Чжао Хуна «Зов души» середины III в. до н.э. Я не знаю китайского, потому приведу эти строки в моём переводе с английского варианта, который сделал Дэвид Хокс; они совершенно загадочны:

Теперь бамбуковые палочки и костяные фишки затевают игру в Любо.
Фишки расставлены, вот они сошлись, остро они угрожают друг другу.
Бросок, сова и двойники. «Пятёрка белых!» возглас раздаётся.


   Самые ранние из найденных досок для Любо датируются IV веком до н.э. – эти квадратные каменные плиты были найдены в гробницах древнего государства Чжуншань при раскопках в округе Пиньшань провинции Хэбэй.


   Сохранилось множество иллюстраций, погребальных статуэток и скульптурных групп с изображением игроков в Любо (здесь возникают любопытные параллели с египетской игрой сенет), игральные доски из камня и дерева и даже полные игровые комплекты. Известна фантастически красивая резная каменная доска для Любо, найденная в гробнице правителя Чжао Мо из Наньюя (137-122 гг. до н.э.).

   В 1973 году ещё один уникальный комплект для игры в Любо, датируемый  II в. до н.э., был обнаружен при археологических раскопках гробниц Мавандуя в городе Чаньша провинции Хунань.

   В этот комплект входят:
   * Лакированная деревянная коробка;
   * Такая же игральная доска с характерной разметкой;
   * 12 фишек в виде брусочков или кирпичиков (6 чёрных и 6 белых);
   * 20 плоских жетонов из слоновой кости;
   * 30 счётных палочек;
   * 12 палочек – дайсов D2 слоновой кости;
   * Костяной нож для вырезания символов;
   * Костяной скребок для их стирания;
   * Одна 18-гранная кость с нанесёнными на грани числами от 1 до 16-ти и двумя символами: «победа» и «потеря».

   Никаких правил Любо найдено не было. Сведения об игре фрагментарны, а источники противоречивы. До конца не ясно, к какому семейству игр относилась Любо – гонкам, военным играм, тактическим симуляторам, Мельнице или вообще была сложной формой игры в кости, смешанной с гаданием. Непонятно даже, рубили фишки соперников друг друга, захватывали в плен с возможностью последующего вызволения или просто «выталкивали» из одной области доски в другую. Доподлинно известно только то, что в Любо всегда играли вдвоём.

   Шесть чёрных и шесть белых брусочков – основные фишки в этой игре: ими ходили по доске. Схожие наборы кубических или прямоугольных кирпичиков из слоновой кости, жадеита, горного хрусталя были обнаружены в ряде других гробниц, хотя в одном случае фишки не отличаются по цвету, зато на шести из них есть гравировка с изображением тигра, а на других шести – дракона.

   Двенадцать длинных бамбуковых палочек (на самом деле – тоже два набора по шесть) определяли количество очков, на которые можно было двинуть фишку (собственно, они и дали название этой игре). Большинство скульптурных групп времён династии Хань изображают игроков в Любо, бросающих палочки на коврик меж собой (доска для Любо при этом обычно находится рядом). Видно, что игра начинается с шести фишек, чётко расставленных в ряд по обе стороны доски наподобие того, как игроки держат тайлы в сегодняшнем маджонге.


    А вот двадцать жетонов слоновой кости и 18-гранный кубик никогда не встречаются в других комплектах. Правда, аналогичные кубик и фишки-жетоны неоднократно бывали найдены в других гробницах времён династии Хань, но там не было никаких следов доски для Любо. Возможно эти принадлежности, хоть и прилагались к набору для Любо, относились к другой игре, а надпись «выпить» (酒来) на некоторых жетонах (и на одной грани кости) заставляет предположить, что перед нами какой-то курьёзный питейный вариант игры, вроде «пьяных» шашек. Не надо забывать, что в раннем варианте китайских шахмат сянци - сянси (для нескольких игроков) тоже встречался алкогольный штраф за потерянные фигуры или пропущенный ход.

   Наиболее полные правила Любо приводит Чжан Чжан в комментариях к своей книге «Лецзы» времён династии Цзинь (265-420), причём, он указывает, что это лишь цитата из книг Древней Бо (сами книги до нас не дошли). Эти правила туманны, полны цветистых аллегорий и при этом сильно различаются. Сама игра была исполнена глубокого и малопонятного символизма. Квадратная доска (она именовалась «Ю») несёт уникальную разметку в виде уголков, «ворот» и маленьких отметин в форме букв T, L, o, V, делающих её похожей на какое-то странное хоккейное поле.


    Разметка варьировала, так «переходная» отметка «о» могла быть сделана в виде кружка, квадратика, шеврона, стрелки, цветка, птичьей лапки, а позднее вместо неё вообще прочерчивали сплошную диагональную линию от угла до центрального квадрата, что вызывает странные ассоциации с рисунком рунного камня из Окельбо в Швеции, где изображена неизвестная скандинавская игра.


  Крайне редко встречающиеся старые доски для Любо несут архаичную, ещё радиально несимметричную разметку, как например, эта доска, датируемая 400 г. до н.э. Пруд отсутствует и обозначен только как центральная разделительная линия, отметки превращений всего две, они ещё не успели мигрировать на диагонали и расположены на сторонах.



    Вскоре появятся вторая пара таких отметок, но какое-то время расположение их останется старым. Однако по этой доске легче представить хотя бы примерный путь фишек: по линиям новейшей разметки сделать это проблематично.


   На доске было 12 отдельных дорожек, у каждой были начало и конец. Квадрат в центре поля именовался «вода», в него клались две «рыбы» (сегодня там принято рисовать символ «инь-янь»). Игроки по очереди бросали кости и двигали свои фишки. Пять фишек низшего разряда именовались «сян» – «рассеянные», «разрозненные». Фишка, вставшая на некую отметку, далее именовалась совой («сяо») и могла нырять в воду и есть «рыбу» (если быть точным, такая фишка именовалась 成枭 – «жестокая» или «высокая сова» – чтобы отличать эту фишку от простых, на ней рисовали иероглиф, а фишку-брусок просто ставили «на попа»).

   За одну пойманную «рыбу» игроку начислялось 2 очка, за две подряд – 5. На каком-то этапе «рыбы» возвращались в пруд и их можно было снова ловить. Игра заканчивалась после 6 съеденных «рыб», тогда соперники подсчитывали очки. Неизвестно, могло ли быть у игрока больше одной совы. Отдельные источники намекают, что «сова» была самой сильной и ценной фишкой в игре, и потеря её могла даже означать проигрыш, другие гласят, что «сова» – не свойство фишки, а результат особого броска палочек, и что «сова» после прохождения центра «улетала», а по завершении прохождения становилась обычной фишкой.
   В знаменитом историческом трактате «Джан Го Сё» («Стратегия воюющих царств»), написанном между III и I веками до н.э., в главе третьей есть любопытный момент, касающийся Любо: «Причина, по которой фишка совы обладает своими свойствами, в том, что остальные фишки работают на её поддержку. Понятно, что сова не может в одиночку победить пять разрозненных фишек. Так почему бы вам, мой господин, не уподобиться сове в этом мире и командовать нами – вашими министрами в качестве ваших разрозненных фишек?».
   Глава 56 «Книги Цзинь» повествует о случае, произошедшем в военном походе Сё Ая, принца старой династии Лян. Однажды ночью, когда Сё Ай готовился к завтрашней битве, две совы вдруг сели на крышу его палатки и заухали. Обычно такое считалось дурным знамением, но Сё Ай вспомнил правила Любо и истолковал произошедшее как благоприятный знак: «Сова означает свирепость, в Любо тот, кто получает «сову», побеждает в игре. И потому совы, ухающие на моей палатке – знак того, что я одолею врага!», – сказал он и на следующий день действительно победил.

   Сё Ай обыграл иероглиф «сяо» 骁 («жестокий», «свирепый»), гомофонный по отношению к другому иероглифу «сяо» 枭 («сова»). Этот каламбур подтверждает, что «сова» была продвинутой обычной фишкой, а не особой изначально значимой фигурой, и её превращение как-то соотносится с результатом броска («...тот, кто получает сову»). Таинственные «сова и двойники» в стихах Чжао Хуна, возможно, намекают на какую-то двойную линию превращения, или на улов сразу двух «рыб» подряд – и получение пяти очков. Возможно, двойниками назывались две фишки, одна из которых придавила другую. Однако эта гипотеза как-то плохо стыкуется с тем, что в найденных игровых наборах практически не встречаются какие-либо особые парные фишки, долженствующие играть роль «рыб», хотя сами по себе изображения рыб не редкость, а на погребальных статуэтках, изображающих игроков за столиками, иногда отчётливо видны две круглые фишки в центре доски.

   Возможно, «рыбы» вообще не были реальными фишками, и игрокам хватало простого факта начисления очков, или же «рыбой» автоматически становилась любая обычная, разрозненная фишка, вынужденная зайти в центральный «пруд»… Подробности пока не известны. При этом не исключено, что в Любо вообще играли по разным правилам в разное время и в разных местах, и пресловутые «рыбы» – только специфическая деталь какого-то конкретного варианта правил в период династии Хань. Скажем, эту роль мог играть один из тех таинственных жетонов, случайным образом выбранный из двадцати других и положенный маркированной стороной вниз: взявший жетон игрок получал предсказание, совет или определённое количество очков, а некоторые жетоны могли нести требование бросить кубик. За этим могло последовать что угодно, в том числе чашка вина и/или перерыв на чай, если вспомнить иероглиф «выпить». Впрочем, это лишь мои предположения.
 Историк Ян Лянь-шэнь считает, что фишки стартовали с L-образной отметки на середине каждой стороны доски и двигались против часовой стрелки с линии на линию к V-образному знаку в углу, согласно выпавшим на палочках очкам, по схеме, напоминающей свастику. Определённые броски позволяли фишкам входить в центр и рубить находящиеся там фишки. После достижения центра игрок мог блокировать фишки оппонента – каждый блок приносил 2 очка, хотя при некоторых условиях можно было разблокировать, спасти свою фишку и получить 3 очка. Если не удалось выиграть после того, как были заблокированы две фишки, противник получал шесть очков и выигрывал игру. Что подразумевается под блокировкой - неясно, но рассуждая логически, простая фишка могла блокировать другую простую только одним способом - придавливая её сверху, благо, форма фишки в виде кирпичика запросто позволяет проделать подобный маневр. Разблокировать такую запертую фишку можно было несколькими способами, тут фантазия не ограничена. Можно принять как условие поставить сверху третью фишку, или же тут срабатывал какой-то особый результат броска палочек. Сова в таком разе просто настигала простые фишки и «съедала» их. Что происходило, если на одном поле встречались две «совы», и было ли такое возможным, сейчас остаётся только гадать.

   Несмотря на обилие мелких подробностей, Любо всё равно остаётся загадкой. В самом деле, трудно представить, что игра могла пользоваться такой популярностью, будучи простыми гонками с генератором случайных чисел. Некоторые исследователи полагают, что палочки вообще использовались только в предварительной или даже вступительной фазе, чтоб определить очерёдность хода или начальную расстановку (а может, даже разметку фишек, ибо к игре прилагались нож и скребок). При этом рисунок, который образуют палочки при броске, несомненно как-то перекликается с 64 гексаграммами И-Цзин – гадательной китайской «Книги Перемен».


По мнению некоторых исследователей, результат броска диктовали не одна, а сразу обе стороны палочек D2 (скажем, если выпало 4 тёмных и 2 светлых, игрок мог двинуть одну фишку на 4 пункта и другую – на 2), хотя цвет стороны мог указывать на первенство хода (скажем, очки с тёмных сторон игрок был обязан использовать раньше, чем очки с белых). Плюс ко всему, разметка, похожая на разметку доски Любо, встречается на старинных солнечных часах, тарелках, блюдах, оберегах и в гадательных таблицах.





   Как уже сказано, предок Любо неизвестен. Однако, каким бы загадочным ни было происхождение этой игры, исчезновение Любо выглядит ещё более таинственным и необъяснимым. В самом деле странно, что после стольких веков феноменальной популярности во времена династии Хань (202 г. до н.э. – 220 г. н.э.) Любо вдруг резко впадает в немилость. Игра, за досками которой игроки просиживали ночи напролёт и которую любили настолько, что брали с собой в загробную жизнь, вдруг в считанные годы исчезает с игрового горизонта по всей стране, сразу и навсегда.

    Нет никаких находок, связанных с Любо, позднее династии Цинь (265-420 гг.), и упоминания в литературе тоже крайне редки. Так, в книге «Яньши ясюнь» («Семейных рекомендациях мастера Яна») её автор Ян Чжитуй упоминает два варианта игры – «Большое Бо», в которое играли с палочками, и «Малое Бо» с двумя кубиками, а напоследок добавляет: «В настоящее время нет никого, кто знает, как играть, но в те дни, когда в неё ещё играли, это делали с костью или двенадцатью палочками. Играть в неё было скучно и все перестали». Однако надо учесть, что Ян Чжитуй не знал правил, и вообще этот текст – довольно поздний источник, и ему не стоит доверять.
   Возможно, снижению популярности Любо способствовало распространение игр Го и шахмат сянци. Какое-то время Любо могло сохраняться за пределами Китая. В летописях конца правления династии Тан (618-907 гг.) сказано, что «тибетцам нравилось играть в Го и Любо», но если древние тибетские доски для Го обнаружены, то тибетские доски для Любо неизвестны. В китайской версии трактата «Махаяна Махапаринирвана сутра» также упоминается игра в Любо, что позволило некоторым исследователям сделать вывод, будто Любо проникла и в Индию. Тем не менее, и по сей день нет находок досок для Любо за пределами Китая. Зато неоднократно обращалось внимание на сходство разметки досок для Любо и аштапады.

   Редкое упоминание, которое можно счесть доказательством существования игры в Любо за рубежом, мы находим в 111 главе «Книги Тан», повествующей о том, как командующий войсками генерал Хань Хун (765-823), опасаясь конкуренции со стороны другого генерала – Ли Гуаньяня (761-826), подослал к нему красивую девушку, «искушённую в песнях, танце, музыке и игре в Любо», надеясь этим отвлечь соперника от борьбы за портфель. Для нас эта история интересна тем, что Ли Гуаньянь (его настоящее имя было Адие Гуаньянь) был не этническим китайцем, а уйгуром из племени пустыни Ордос – плоскогорья во внутренней Монголии, в излучине Хуанхэ. Если он знал и любил Любо, весьма возможно, что игра была популярна среди уйгуров и тибетцев. Несомненно, Хань Хун для такого случая нарочно подобрал уйгурку, которая прошла необходимую «спецподготовку». Это в частности объясняет, почему автор книги Тан лишь один раз заостряет внимание на чьём-то умении играть в Любо, хотя много раз упоминает мастеров игры в Го. Надо сказать, что происки Хань Хуна оказались тщетными, и Ли Гуаньянь на провокацию не поддался. О судьбе девушки рукопись умалчивает.

    Любопытна в этом смысле и чайная статуэтка пограничной сторожевой башни: работа ваятелей очень тонкая, детализация подробная, и можно разглядеть, что пока всадники внизу и дозорные с арбалетами несут службу, начальник фарфоровой башни в караульной комнате увлечённо режется в Любо (характерная угловатая разметка столика видна весьма отчётливо, картинка кликабельная, смотрите с увеличением), а если в игру играют на границе, значит, соседи о ней тоже как минимум знают.

    Ещё раз игра в Любо за пределами Китая упомянута в «Истории Пяти династий», охватывающей период между 907-960 годами (то есть, промежуток между династиями Тан и Сунь). В ней упоминается основатель недолговечной династии Северная Хань (951-979), принц Лю Мин (895-954). Лю Мин (настоящее имя – Лю Чунь) был родом из тюркского племени шато в провинции шаньси, которое находилось под сильным влиянием политики северного Китая. В частности, про него сказано, что «в юности Лю Мин был женат на женщине, которая любила играть в Любо и другие азартные игры».
   Известный современный мастер и пропагандист игры сянци, Дэвид Х. Ли считает, что Любо постепенно превратилась в игру Же Ву (о ней известны только упоминания), а уже та – в прото-шахматы, которые в итоге преобразовались в китайские сянци. Как бы то ни было, ко временам династии Юань (1271-1368 гг.) все сведения о Любо были утеряны, и только археологические открытия последних десятилетий вернули игре известность. Недавно француз Жан-Луи Казо – автор многих книг и исследований по истории шахмат, сделал свою реконструкцию правил Любо и даже сделал компьютерную версию, хотя его толкования правил довольно спорные.

    Возвращаясь к индийским гонкам, стоит вспомнить, что в китайских играх фишки всегда ставятся на перекрестья линий разметки (в случае с Любо – даже на сами линии), а в индийской традиции их принято ставить на клетки. При таком раскладе аштапада предстаёт прямой попыткой интегрировать Любо в индийскую игровую культуру, и мода на эту игру, скорее всего, тоже быстро прошла.

[Продолжение следует]

© Дмитрий Скирюк

P.S. - Игра совершенно загадочная, информации очень мало, поэтому не стесняемся и комментируем: вдруг всплывёт что-то интересное. Однако на комментарии в стиле "Любо, братцы, любо" могу и обидеться - этот баян задолбал меня ещё на этапе поисков :).

История шахмат ч.1: Тхаайям, Сатуранкам, Аштапада.
История шахмат ч.3: Чатуранга, Чатураджа.
История шахмат ч.4: Сянци.
История шахмат ч.5: Чанги.
История шахмат ч.6: Макрук, Ок-Чатранг.

История шахмат ч.7: Ситтуйин, Майн Чатор.
История шахмат ч.8: Чандраки, Шатар, Хиашатар.

История шахмат ч.9: Дополненные шахматы, Шахматы Тамерлана, Шахматы цитаделей, Великие шахматы.
История шахмат ч.10: Сёги.
*
Tags: board games, Настольные игры, игры круга и креста, история шахмат
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments