skyruk (skyruk) wrote,
skyruk
skyruk

Category:

История шашек ч.5: Рёфскак (Лиса и Гуси), Асальто, Халатафл, Игра из Галлехуса

Лиса и гуси 1 
   Оглядываясь назад, на историю шашечных игр античности, обнаруживаешь ещё одно обстоятельство: ни в одной из рассмотренных выше игр нет ходов по диагонали и взятия прыжком, и это понятно: подобный способ был уделом хищника – прыжок, удар, добыча. Он встречается почти во всех средневековых «звериных» играх и практически никогда – в военных симуляторах. Саргин, который пытается свести шашечную манеру боя к воинской морали (мол, шашка рубит «через голову», как солдат перешагивает через поверженного врага), опять выдаёт желаемое за действительное. Подобное неестественно: скандинавы (да наверняка и римляне с эллинами) придерживались мнения, что на доске все воины равны, поэтому никто не может убить другого в схватке один на один. Что ещё за прыжки? Какое там «перешагнуть»? Ты сперва попробуй убей, а потом перешагивай! Двое на одного – это да, это понятно. А юлить и прыгать – пусть, вон, лиса юлит и прыгает.
   Вот в Скандинавии и зародилась игра «Лиса и гуси».
   РЁФСКАК («ЛИСА И ГУСИ»)

    Викинги называли её «Rävskak» – «Лисьи шахматы». Все помнят сказку братьев Гримм? «Как-то раз проголодалась лиса и решила подкрепиться, вышла она на полянку в лесу. Видит она, что пасётся на поляне стадо жирных гусей. Обрадовалась рыжая плутовка и говорит гусям: “Что ж, удачно я вас нашла, сейчас съем вас всех, одного за другим”».
   Примерно это и происходит в игре.
   В сказке гуси обманули лису. В игре у них тоже есть такой шанс.
   «Лиса и гуси» – игра ещё более несимметричная, чем хнефатафл. «Лиса» одна, любая гвардия телохранителей отсутствует, «гусей» огромное количество и все они толпятся на одном краю доски. Такие игры есть в любой культуре, и во всех присутствуют две неравные силы. Одна сторона обычно включает 1-2 сильные фишки, обладающие большой степенью свободы и возможностью рубить, другая состоит из множества медлительных и уязвимых фишек, но ее маневренность ограничена.
    Родилась эта игра, скорее всего, в попытке упростить хнефатафл. Хотя мне больше по душе другая версия, будто какой-нибудь ретивый викинг, гений хнефатафла, на пиру побился об заклад, что сможет одолеть любого соперника с полный набором фишек одним лишь Королём. Конечно речь наверняка шла о двух фигурках – Короля и воина, поскольку невозможно сделать клещи, если у тебя всего одна. Доказательством может служить тот факт, что в некоторые игры этого семейства (например, в азиатскую «Леопарды и коровы») до сих пор играют с двумя фигурками хищника. В шведской версии «rävspelet» надо ещё и достигнуть «лисами» определённой локации. Да и в архаичной версии «Лисы и гусей» было две «лисы». Думаю, спорщики выбрали малую доску 7х7, все фишки сдвинули на одну сторону поля, Короля и воина на другую – и всё, как говорится, «заверте…».

   Вот любят люди выяснять, кто круче, кто сильней, и ничего тут не поделаешь. «Да если бы я захотел, я одною рукою мог бы задать тебе перцу, а другую пусть привяжут мне за спину», – бахвалится Том Сойер у Марка Твена. То же самое у Лондона в рассказе «Лунная долина», когда Билл сетует: «Словом, он требует реванша, трезвонит по всему городу, что пусть, мол, ему руку привяжут за спину, так он одной рукой меня уничтожит, и прочий вздор». Игра одной фигурой против всех – та самая «рука», привязанная за спину. Думаю, викинги оценили такой героизм и разнесли молву об этом подвиге по всем окрестным поселениям.
   Конечно, так умело мог сражаться не каждый. Поле пришлось уменьшить, фишки – перепрофилировать. Всех нападавших ограничили, а Королю (то бишь «лисе») наоборот – придали больше степени свободы. Вот так, если можно выразиться, «матерью» этой игры стала Мельница, а «отцом» – хнефатафл.

    Невооружённым глазом видно, что крестообразное поле поздней «Лисы и гусей» составляют пять полей простейшей Мельницы: одно в центре и четыре по сторонам. Оттуда же пришли прыжки, а позже – и диагональные ходы, а принцип убегающей и огрызающейся фишки позаимствован из хнефатафла. А где прыжок, там рано или поздно возникает мысль о взятии: мол, что это за воин, если его можно перепрыгнуть? Это труп, а не воин. На старых полях, где фишки – ещё не абстрактные колышки, на поле совсем не «лиса» и не «гуси», в поздних версиях тоже была не животная, а геройская тематика, так что, в основе своей «Лиса и гуси» – военная игра. Что касается особенностей штифтовой доски, то с ними, как мне кажется, мы уже разобрались.
   Так это было, или нет, теперь уже не выяснить. «Лиса и гуси» – старая игра, хотя, конечно, не такая древняя, как сенет или петтейя. Она была очень популярна в средние века (возможно, и из-за того, что её поле в виде креста наводило на благочестивые мысли). Играли в неё, в основном, во Франции и Германии. В XII веке упоминания о ней встречаются в Исландских сагах.
   В 1283 году «Лиса и гуси» уже упоминаются в испанской «Книге Игр» Альфонса Х Мудрого под именем «De Cercar la Liebre» («Облава на зайца»), причём, понятно, что игра уже распространилась и довольно популярна. Сетка поля при этом сильно отличалась: игра велась на квадратной доске (однако об этом позже). У лапландцев тоже бытовала подобная игра под названием «Ravablo / Vargtablo» на поле 5х5 и 5х9, скорее всего, позаимствованная у соседей-шведов.
   В Англию игра проникла около 1484 года как «Лиса и куры». В списке покупок английского короля Эдуарда IV (1461-1483) упомянуты «Две лисицы и двадцать шесть собак из серебра» (т.е. два игровых комплекта). В XVI веке она уже во Франции под названием «Лиса и гуси»: Франсуа Рабле одним из первых упомянул её в литературе, в романе «Гаргантюа и Пантагрюэль» под именем «Renard» (вообще, длиннющий перечень забав Гаргантюа таит в себе бездну информации).
   Далее игра распространилась и в других странах Европы, как:
   «Лиса и гуси» (англ. «Fox and Geese», нем. «Fuchs und Gänse», ит. «Volpe e oche»).
   «Лиса и куры» (фр. «Renard et les poules»).
   «Волк и овцы» (ит. «Lupo e pecore», нид. «Schaap en wolf», слов. «Vlci a ovce»).
   «Лисья игра», «Лисьи шахматы» (шв. «Rävspel», исл. «Refskak»).
   «Тигры и люди» («Pulijudam», Индия).
   «Леопарды и коровы» («Diviyan Keliya», о. Цейлон).
   «Шаги тигра» («Bag Chal», Тибет, Непал).
   Наверно самый странный и оригинальный вариант названия: «Генерал и бунтари» бытовал в Китае (надо сказать, и поле, и правила его довольно сильно отличаются).
   Простейший вариант с одной «лисой» 13 «гусями» на простом поле не сбалансирован: математический расчёт показывает, что при правильной игре «гуси» всегда способны запереть «лису».

   Варианты с двумя «лисами» и полем в виде «сетки» более-менее уравнивают шансы играющих. «Лиса» стремится «съесть» как можно больше «гусей», последние, в свою очередь, стараются устроить «лисе» ловушку так, чтобы она больше не смогла сделать ни одного хода.
   Все древние поля для этой игры имеют крестообразное поле с 33 перекрестьями, на которых действуют от 13 до 24 фишек «гусей» и одна или две фишки-«лисы».

   Правила крайне просты.
   * Фишки «гусей» расставляют на четырёх нижних горизонталях доски. Играющий «лисой» ставит свою фишку куда захочет.
   * «Гуси» начинают. Фишка «гуся» не прыгает и ходит только на одно поле по вертикали или горизонтали. Даже если на доске прочерчены диагонали, «гуси» по ним не двигаются.
   * Фишка «лисы» ходит на любое соседнее поле согласно разметке на доске, в том числе по диагоналям и назад. «Гуси», до тех пор, пока не запрут «лису», не могут причинить ей никакого вреда (фишку «лисы» нельзя срубить, можно только запереть). Если поле за фишкой «гуся» свободно, «лиса» может перепрыгнуть эту фишку и съесть. За один ход «лиса» может съесть сразу несколько «гусей». При этом взятие не обязательно.
   * «Гуси» выигрывают, заперев «лису».
   * «Лиса» выигрывает, если на доске осталось 4 «гуся» или меньше – считается, что при таком количестве «гуси» не могут запереть «лису».
   * Поскольку игра не сбалансирована, играется два раунда с обменом сторонами, в точности как в хнефатафле.


   Около 1600 года поле модифицируется (добавляется вторая диагональ), количество фишек «гусей» доводится до 17, но теперь им запрещается ходить назад. Взятие «гуся» «лисой» становится обязательным.


   Одновременно или чуть позднее появляется так называемая «французская» доска с 37 перекрёстками. Надо сказать, что в находках практически не встречаются «французские» доски с «мельничной» разметкой – диагонали на них были прочерчены все и везде.

    «Гусей» уже 19 или 17 (при другой расстановке), и назад они тоже не ходят. «Лиса» ставится в определённое место, но ходит первой.

   Сегодня для выравнивания баланса предложена увеличенная крестообразная доска с мельничной разметкой и 18 фишками «гусей», но она, похоже, так и не стала популярной у широких слоёв населения.
   Как правило, о зажимных играх принято отзываться пренебрежительно. Однако тот, кто сыграл в неё раз двадцать, знает, что не стоит недооценивать эту «детскую» игру - это очень своеобразный и непростой тактический симулятор типа «все на одного». При этом «Лисьи шахматы» напрямую ответственны за то, что в шашках несколько веков спустя появится взятие шашки прыжком.
   Ну, и диагонали, возможно, тоже.

АСАЛЬТО

   Я не зря в предыдущей главе упомянул игру с двумя «лисами». Наверное, и вам попадались какие-то подозрительные доски, где две «лисы» сидят в откровенно очерченной «крепости», которую штурмуют «гуси», а по уму – что «лисам» делать в крепости? Прямо скажем, нечего. Ну так вот. В конце XVIII века скандинавский Хнефатафл напомнил о  себе самым неожиданным образом: в игру с лисой и гусями вдруг вернулся элемент стратегии. Такой вариант – с привлечением военной тематики и с двумя фишками-«лисами» –  снова возник в Германии (во Франции известен с 1855 года), хотя при этом называется он почему-то по-испански – «Asalto» («Штурм», «Нападение»). Позже получило распространение английское название «Siege» («Осада»). Другие названия:
   «Лиса и овцы» (шв. «Rävar och Får»).
   «Игра в осаду» или «Игра в крепость» (шв. «Belägringsspel» и «Fästningsspel»).
   «Медведь и собаки» (нем. «Bären und Hunde»).
   Доска такая же, как для игры «Лиса и гуси», но на одном её «крыле» есть дополнительный элемент дизайна – «форт». Обычно это 9 лунок, выделенные нарисованной «стеной», но настоящие, продвинутые игроманы не признают полумер и предпочитают там выстраивать миниатюрные модели крепостей и смертельно обижаются, когда их грозную, великую Асальто называют «Лисой и гусями». Могут даже вызвать на дуэль (и хорошо, если за доской, а не на топорах :).

   Правила таковы:
   * Двое «стражников» защищают «форт». 24 «захватчика» пытаются занять все его девять полей.
   * Первый ход делают «захватчики» (они вынуждены проходить между «стражами»). Далее ходит фишка-«стражник». После следующего хода она, как правило, срубает одного «захватчика».
   * «Захватчики» не рубят, только ходят вперёд, вбок и по любой диагонали по направлению к «форту». В «форте», они ходят лишь ортогонально и не могут двигаться назад.
   * «Стражники» ходят впёред, назад, вбок и по диагонали вдоль разметки, а кроме того должны рубить «захватчика», если за ним есть свободное поле. Срубленная фишка снимается с поля. «Стражники» должны выбежать из «форта», когда открытие делает это возможным. Если позиция позволяет, «стражник» может срубить больше одного атакующего за ход. Рубка обязательна.
   * Игра заканчивается, когда «захватчики» заняли 9 полей в «форте», или когда «стражники» срубили 15 «захватчиков».
   * В некоторых вариантах правил простое запирание одного или даже двух «Стражников» не является победой (впрочем, чаще всего после этого нападающим удаётся занять форт).
   В английском варианте игры под названием «Офицеры и сипаи», навеянной индийским восстанием 1857-58 годов, было три фишки-«офицера» и 50 «мятежников».

   Есть легенда, что некий французский граф, будучи в заключении, придумал пасьянс на доске для «Лисы и гусей». Так это, или нет, но такой пасьянс действительно существует: он известен под неблагозвучным для русского слуха названием «Солитёр», потому в России предпочитают название «Йога» (от исп. «jogo» – «игра»). В XVII веке он был очень популярен во Франции при дворе «короля-солнце» Людовика XIV. Это действительно игра для одного, и фишки в ней не ходят, только рубят. Поле со всеми диагоналями. В начале всю доску заполняют фишками, оставляя свободным одно поле, после чего фишки рубят друг друга. В идеале должна остаться одна, однако добиться этого не так-то просто. Подобные пасьянсы можно играть практически на любой доске.

ХАЛАТАФЛ

   Скандинавские прото-шашки «Халатафл» (Halatafl) – игра абсолютно гипотетическая. Это современная реконструкция, которую произвели энтузиасты на основе двух археологических находок: ирландской штифтовой доски из Баллиндерри и рисунка на рунном камне из церкви около Окельбо, где изображены двое играющих в игру на доске с характерной разметкой. Кто первым сопоставил эти два артефакта, теперь уже не выяснить, однако концепция и правила халатафла ныне довольно широко известны в среде любителей настольных игр, а также историков и реконструкторов.

   Вероятнее всего, если халатафл действительно существовал, это была ещё одна попытка упростить хнефатафл (хотя способы взятия в них принципиально различаются). О нём мы знаем так же мало, как о хнефатафле, даже меньше. Дело осложняет путаница с названием: халатафл мог быть именно такими прото-шашками, как его сейчас представляют, а мог – просто игрой «Лиса и гуси». Всё зависит от описания игрового процесса, а таковое нигде не встречается (возможно, что элементы этой игры сохранились в лапландских шашках Dablo).
   В «Саге о Греттире» конца XIII века за авторством средневекового барда Монако есть драматический момент: Турбьерн Öнгулл Тордарсон играет в хнефатафл, когда приходит мачеха и начинает осыпать его оскорблениями, затем хватает с доски фишку и рассекает ему щёку. Турбьёрн в ярости наносит ответный удар, от которого она позже умирает. Сцена начинается со слов: «...hann tefldi hnettafl; þat var stort halatafl» (букв.: «…он играл в хнефатафл; это был большой халатафл»). Но если халатафл – другая игра (не хнефатафл), то эта фраза лишена смысла, ибо в таком варианте она звучит подобно: «шахматы – это большие шашки».
   Логичнее предположить, что словом «халатафл» викинги называли не игру, а только доску определённой конструкции. «Hala» переводится с древнескандинавского как «каблук» (совр. английское «heel» и норвежское «hæl»), а также «шпора» или «хвост». Версия Белла (ох уж этот Белл...), что слово «хвост» в данном контексте означает хвост лисы (а стало быть, речь идёт об игре «Лиса и гуси»), по меньшей мере анекдотична, хотя условия соблюдены: в целом, да, «Лиса и гуси» могла быть халатафлом, почему бы и нет? Другое дело, халатафл из саги НЕ МОГ ею быть, поскольку сказано, что это был хнефатафл, а значит, лисий хвост тут ни при чём. В данном случае «каблук» – заострённая нижняя часть фишки, чтобы можно было втыкать её в отверстие на доске. Если принять во внимание, что термин «tafl» является производным от латинской «табула» и означает «доска», то в итоге получается «Heel Table» – «Доска с колышками». Достаточно взглянуть на ирландскую доску из Баллиндерри, чтобы понять, о чём идёт речь. Если это была штифтовая конструкция, становится понятно, как мачеха могла ранить Турбьерна острой «пяткой» фишки.
   Ситуация сравнима с восточной игрой Го: в ней допустимо играть на досках разного размера (19х19, 17х17, 15х15, 9х9), но у этих вариантов нет особых названий: игра всё равно зовётся «Го», а вот доска называется «гобан». Тогда фраза из саги прозвучит по-иному, в виде: «Он играл в Го; это был большой гобан», а это совсем другое дело! Опять же, становится понятно, для чего в саге сделано такое уточнение: если доска большая, ею и впрямь можно убить, если ударить (что, кстати, и произошло). В сагах вообще не бывает роялей в кустах, а все ружья стреляют: там не встречается ненужных описаний природы, внешности людей и прочих подробностей, а только те, что важны для сюжета.
   Если согласиться с тем, что халатафл – отдельная игра (не «Лиса и гуси»), то самой ранней отсылкой к «Лисе и гусям» становится список короля Эдуарда IV (1461-1483 гг.), и халатафл становится «переходным» вариантом от хнефатафла к «Лисе и гусям». В любом случае, одна схема другой стоит: смотрите сами, какая больше похожа на игру с того камня. Слева - таинственный халатафл, справа - «Лисьи шахматы».

   В любом случае, если халатафл существовал, в него играли на доске 7х7, аналогичной той, которую нашли в болотах Баллиндерри, и которую (предположительно) использовали для ирландского брандуба и/или фидхелла. Как я уже упоминал, именно эта доска, а также изображение двух игроков с рунного камня из Окельбо и послужили основой для реконструкции.
   Поле квадратное, 49 полей (7х7). У каждого игрока по 22 фишки. При начальной расстановке доску заполняют пополам, оставляя незанятыми центральное и угловые поля.
   При такой расстановке взятие могло осуществляться лишь прыжком на пустое поле позади атакованной фишки, а не зажимом. Первый ход (по скандинавской традиции первыми всегда ходят белые) всегда приводит к взятию, далее всё зависит от выбора играющих. Однако, если судить по реконструкциям, правила халатафла были весьма непросты.
   Фишки ходят по вертикали и горизонтали на одно поле. Ход назад не разрешён, однако рубить назад можно. При этом неизвестно, были или нет в игре диагонали, можно ли срубать за один ход сразу несколько фишек (а также перепрыгивать свои), было ли взятие обязательным… Да в общем, неизвестно ничего. Все эти допущения сегодня входят в правила, но при этом, увы, остаются допущениями: на рисунках и найденных досках нет линейной разметки.
Если допустить, что фишки могли ходить по всем направлениям, то во-первых, придётся признать, что викинги в игральном деле были «впереди планеты всей», а во-вторых, на доске возникнет полный хаос, трудно поддающийся даже компьютерному анализу.
   У доски на рунном камне из Окельбо прочерчены линии от углов к центру. Это позволило сделать любопытное предположение, что фишки могут двигаться вдоль них, то есть, диагональ в игре уже существовала, только не везде. На старых версиях полей игры «Лиса и гуси» диагонали тоже есть не везде. Надо сказать, что и при одном ортогональном движении фишек халатафл играется весьма неплохо, но локальные диагонали могут быть интересной идеей.
   * Считается, что при рубке в халатафле допустимы прыжки в том числе и через свои фигуры. Это может быть интересным. Также представляется весьма разумным допущение, что фишки могут рубить назад: пускай для викинга позорно отступать, но и игнорировать врага у себя за спиной – откровенная глупость. Потеря двух-трёх шашек в халатафле не является критической, если выиграно позиционное преимущество. В этом смысле халатафл не так безжалостен, как шашки.
   * Фишка может коснуться углового квадрата – задействовать его в прыжке при захвате, но не может там остановиться и сразу должна уйти.
   * Из саг известно, что игрок, у которого остаётся только 5 фишек, считается проигравшим. М.Винтер, написавший программу для игры в халатафл, высказывает предположение, что в эту игру из хнефатафла могли перейти элементы стратегии, то есть для победы надо не только и не столько рубить шашки противника, сколько занять его угол или даже оба угла – и защитить свои. Утверждение спорное (можно банально оставить 12 шашек для блокирования углов – на этом игра закончится). Хотя такой «гибрид» тоже представляет интерес.

   В изначальной версии «Лисы и гусей» не требовалось обязательно рубить фишку. Если допустить, что в халатафле взятие обязательно и принять за правило, что фишка, застрявшая в углу (или в своём углу в варианте Винтера), сразу снимается с доски, возникает интересный тактический приём: «заманивание» особо агрессивной фишки противника в угловой квадрат. Возможен даже вариант, при котором «застревание» фишки в своём угловом квадрате означает проигрыш всей партии. Опять же, надо много играть, чтобы выяснить, обогатит такой приём игру или наоборот – утяжелит.
   В любом случае игра весьма загадочна (даже более, чем хнефатафл). Археологических находок, подтверждающих существование подобных скандинавских шашек, в любом случае нет.

   Если внимательно взглянуть на рисунок с камня из Окельбо, с которого начался весь сыр-бор, то доска пропорциями напоминает обычное крестообразное поле для игры «Лиса и гуси», только с четырьмя диагоналями. Всё это настораживает: вдруг шашки-халатафл вообще не существовали, и реконструкторы на ощупь ищут в тёмной комнате чёрную кошку, которой там нет.

   Так существовал ли халатафл? Я думаю, что нет.
   А существует ли сейчас?
   Я думаю, что да. :)

   ИГРА ИЗ ГАЛЛЕХУСА (GALLEHUS)
   Начать придётся издалека.
   Это будет короткая, но очень волнующая история с грустным концом.

   В середине XVII века в Дании была сделана невероятная археологическая находка. Возле деревушки Галлехус (Gallehus) неподалёку от города Могельтондер в Южной Ютландии, были найдены два золотых рога: один – в 1639 году, второй – почти через сто лет, в 1734-м (причём, всего в 15 метрах от места, где нашли первый).

    Находку датировали 400 годом н.э. (германский железный век). Вероятно, эти два рога захоронили в качестве приношения богам или согласно данному обету. Каждый рог весил около трёх килограмм и был богато орнаментирован: на них изображены люди, животные, странные мифические существа со звериными головами, геометрические фигуры, а по краю сделана руническая надпись: «Ek hlewagastiz holtijaz Horna tawido» («Я, Хлевагастиц, сын Хольта, сделал рог»). Это была настоящая археологическая сенсация. Датский поэт Адам Охленшлагер даже написал про них поэму, знакомую любому датскому школьнику. Ни один сюжет, изображённый на этих рогах, не был опознан. Большинство исследователей сходятся в том, что рисунки иллюстрируют норвежские саги, но это могли быть религиозные ритуалы или сезонные празднества.

   Конкретно нам интересна сцена, где два человека играют (или ссорятся) за доской с фишками (у их ног, по-видимому, лежит собака). Надо думать, игра была важной составляющей тогдашнего общества, если её изобразили на столь дорогом, возможно, даже культовом предмете. На рисунке видны очертания начальной расстановки: на квадратном поле по периметру стоят 16 фишек, но середина доски пуста. Если это игра семейства Тафл, то почему без «отряда» в центре? Работа аккуратная, по средневековым меркам просто ювелирная, доска прорисована очень чётко – видна каждая фишка, и если бы такой «отряд» существовал, можно думать, художник непременно бы его изобразил.

   Порядок ходов и правила игры неизвестны, с расстановкой тоже не всё ясно. Фишки на рисунке никак не отличаются друг от друга. На доске заполнен периметр, поэтому возможен только один вариант симметричной расстановки: с чередованием по 4 шашки, начиная от угла.

   Расположение через одну фишку исключено (на схеме справа видно, что на периметре в 16 клеток фишки будут в неравном положении – одному игроку достанутся все углы, другому ни одного. Впрочем, расстановка могла быть и несимметричной. Сравните, например, расстановку на среднем рисунке с игрой Мин-Ман (Ming Mang) из Тибета (кстати, она играется по зажимным правилам, как и Хнефатафл). Фишки двигаются ортогонально на любое количество клеток, в отрядах нет Королей, и зажимать можно целые столбики, а не только одиночные фишки. Правда, фишки при этом не снимаются с доски, а переворачиваются, как в игре Реверси - и становятся другого цвета. Потому углы также являются ключевыми позициями, и их нельзя терять. Вот её поле и расстановка:

   Возможно и такое, что художник просто немного «уплотнил» рисунок на доске (надо сказать, она всё равно выглядит крупноватой), изобразив три фишки с каждой стороны и выделив кругами углы. Вероятно, игроки пользовались штифтовой доской – на рисунке не видно разметки. Но тогда перед нами поле, аналогичное доске из Баллиндерри.

   И снова из-за скандинавского рисунка выглядывает призрак греческой петтейи: доска, периметр, расстановка в виде каре… Есть теория, что перед нами разновидность гонок на квадратной доске, но установить истинную природу этой игры пока не представляется возможным. Дело осложняется тем, что сегодня нам доступны только копии рисунков: в 1802 году обанкротившийся ювелир Нильс Хайденрайх выкрал оба рога из госхранилища в Копенгагене и переплавил их в монеты и ювелирные изделия. Такие дела.

   В середине XIX века король Фредерик VII распорядился изготовить копии «Золотых рогов» на основе сохранившихся рисунков и гравюр. Оба рога были тщательно воссозданы методом гальванопластики из серебра и позолоты, и сегодня хранятся в Национальном музее Дании в Копенгагене и в музее Мёсгард около Орхуса.
   Эти копии рогов также похищались (и возвращались) дважды.
   Увы, в этом мире слишком много дураков и негодяев.

© Дмитрий Скирюк

[Продолжение следует]

Предыстория шашек: Мельница
История шашек ч.1: Петтейя, Сиджа.
История шашек ч.2: Латрункули.
История шашек ч.3: Хнефатафл, Таблут, Alea Evangelii.
История шашек ч.4: Брандуб, Тавлборд, Гокштадтская доска.
История шашек ч.6: Алькуерк.
История шашек ч.7: "Военные" игры Индии и Америки.
История шашек ч.8: Замма, Харбага, Дабло.
История шашек ч.9: Фанорона, Суракарта, Коно, Йотай.
История шашек ч.10: Сенегальские шашки, Турецкие шашки (Дама), Тама, Кены, Готические шашки.
История шашек ч.11: Форсэ, Французские, Итальянские, Тайские шашки, Дана, Чекерс, Дамоне.


____
В статье приведена работа Натальи Кузнецовой © "Лиса с гусем".
*
Tags: board games, Настольные игры, история шашек
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments