?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


  Японцы считают, что Го привёз в Японию в 735 году Великий министр Киби (Киби-но-Макиби), посланный в Китай дочерью императора Сёму, принцессой Кокен. Целью его визита было привезти в страну всё лучшее, что найдётся на материке. После 18-ти лет, проведённых в Китае, Киби вернулся с внушительным багажом, в котором, среди прочих вещей и умений, было Го. Насколько правдива эта история, неясно. Однако достоверно известно, что в VIII веке богато украшенный игровой набор был послан в дар японскому императорскому дому от императора Кореи.
Возможно, этим набором является древнейшая доска для Го, которая хранится в императорской сокровищнице Сёсоин. Она больше и тоньше современных (49х49х12,6 см), богато инкрустирована животным орнаментом, чаши сделаны в виде черепах, а красные и синие камни вырезаны из слоновой кости и украшены гравировкой с изображением птиц. Эта доска ничем не отличается от традиционных китайских и корейских досок, за исключением роскошной отделки.
  Разметка этой доски 19х19, однако камней всего 300, и крайние линии проведены настолько близко к краям, что камень не может на них удержаться. Загадка этой, а также аналогичных досок из материковой Азии (я уже писал о них выше) до сих пор не разгадана.
Почти 200 лет Го было закрытым развлечением императорского дома, лишь в 701 году официальным императорским указом игра была объявлена не азартной и запрет сняли. Во время смуты на Корейском полуострове в VII веке в Японию хлынул приток эмигрантов. Корейские интеллектуалы, аристократы и монахи принесли с собой традиции бадука, после чего игра под названием «и-го» как развлечение распространилась повсеместно в высших слоях общества и дворянства. Мурасаки Сикибу, фрейлина императрицы, в XI веке написала роман, в котором также упомянула Го как занятие аристократов: в одной из сцен принц Гэндзи подсматривает за партией между леди Уцусэми и её соперницей. Наравне с сёги, Го становится почти что обязательным предметом в обучении и воспитании самурая. Мэйцзин Хидео Отакэ сказал по поводу природы Го: «В Го нет места демократии. Напротив, эта игра представляет собой откровенную духовную борьбу, и потому она столь обворожительна».
 В анналах упомянута крайне любопытная история про двух мастеров меча, случившаяся 500 лет назад. Одним из них был Миямото Мусаси, легендарный ронин, великолепно владевший техникой боя двумя мечами, мастер джиу-джитсу, известный под прозвищем Кэнсай (яп. Святой меч»).
  Он и правда был превосходным бойцом, однако хороших мечников в те года в Японии хватало. В частности, аналогичные суждения ходили также и про другого мастера – Ягю Дзюбэя Мицуёси. Мало того, что Дзюбэй тоже был отменным фехтовальщиком и мастером ниндзюцу, он ещё и владел одним из пяти величайших военных сокровищ Японии – мечом «Одэнта» работы мастера Мицуё. Естественно, аристократы то и дело обсуждали в кулуарах, кто одержит верх - «кит» или «слон», случись этой парочке встретиться друг с другом.
Как-то в своих странствиях Миямото повстречал незнакомого путника. Миновав друг друга и разойдясь шагов на десять, оба одновременно остановились и обернулись.
  – Миямото-сэнсей, я полагаю? – вежливо поинтересовался незнакомец.
  – Да, это я. Честь имею! А вы – Ягю-сэнсей? – в свою очередь осведомился Миямото.
  – Да, это так, – последовал ответ.
Оба мастера доселе никогда не встречались друг с другом, но по манере держаться и двигаться, выдававшей опытных бойцов, а также не в последнюю очередь по описанию мечей и внешности, ибо личности они были известные (а Дзюбэй ещё и носил повязку на глазу), опознали собеседника и не смогли пройти мимо друг друга.
Далее, я полагаю, в разговоре возникла некоторая неловкость. Разойтись без поединка значило уронить достоинство и потерять лицо, в то же время поединок между ними мог закончиться гибелью одного или даже обоих бойцов. Оба были наслышаны друг о друге и уважали авторитет и деяния каждого. Ситуация была тупиковая.
Далее легенда гласит, что оба мастера зашли в чайный дом – обдумать случившееся, заказали чайничек, и во время чаепития кому-то из них в голову пришла мысль сыграть в Го. Они затребовали у трактирщика доску и камни и начали игру. Вскоре, увидев, что ни один не уступает другому, мастера оценили силу духа соперника, прервали партию и мирно разошлись, преисполненные уважения друг к другу. Легенда гласит, что они больше никогда не встречались.
Была ли реальна эта встреча? Такое возможно. В жизни Ягю Дзюбэя действительно был период, когда он 12 лет пропадал незнамо где. Мусаси тоже носило по стране: на протяжении своего жизненного пути он победил в огромном количестве поединков и участвовал в шести войнах, и только в возрасте пятидесяти лет угомонился и занялся подведением итогов. За два года до смерти, удалившись в пещеру на горе Кимпо неподалеку от города Кумамото, Миямото Мусаси напишет свою великую «Книгу пяти колец» о тактике, стратегии и философии военного ремесла и cоставит знаменитое духовное завещание «Единственный верный Путь». Что касается Ягю Дзюбэя, то он создаст и возглавит первую в Японии секретную службу О-мэцукэ, закончит свою карьеру в должности личного учителя фехтования сёгуна Токугава Иэмицу и тоже напишет свои «Записи, рождённые в созерцании луны», где изложит основные принципы своей школы фехтования. Кто знает, произошли бы сии события, когда бы не та памятная партия в Го?
 В XII веке в Японии наступает долгий период, когда класс воинов вытеснил аристократию как эффективных правителей. Вплоть до XVII века в стране велись непрерывные войны. Три великих полководца – Ода Нобунага, Тоётоми Хидэёси и Токугава Иэясу считали, что изучение сёги и Го – хороший тренинг для управления армией на поле битвы, и содержали учителей Го для себя и своих офицеров. В 1588 году первый сёгун Японии Тоётоми Хидэёси организовал большой турнир с целью выявить сильнейших игроков. Соревнование выиграл буддийский монах Никкай.
Никкай – легендарная фигура в мире Го. Ещё на предшественника Хидэёси, Оду Нобунага, его игра произвела такое впечатление, что он воскликнул: «Мэйдзин!» (яп. 名人, «мастер»). Хидэёси провозгласил, что теперь против Никкая можно играть либо чёрными, либо с форой. Никкай получил стипендию, принял новое имя Хонимбо Санса и возглавил одноимённую школу Хонимбо, самую значительную в древней Японии. Чуть позже были основаны ещё три школы Го – Хаяси, Иноуэ и Ясуи, в задачу которых входило сохранение и развитие Го как боевого искусства. Четыре школы постоянно искали новых игроков, изучали теорию и совершенствовали технику игры, чтобы превзойти конкурентов. Правительство выделило стипендии всем четырём и основало офис Годокоро (придворного наставника Го), во главе которого стал Хонинбо Санса (он возглавлял его до своей смерти в 1623 году).
В период Эдо Годокоро был высшим должностным лицом в Го, являлся официальным инструктором сёгуна, проводил турниры и церемонии, а также распределял дипломы. На несколько столетий «Мэйдзин» стало высшим пожизненным званием в Го, а титул Хонимбо – фамильным, и только впоследствии переходящим. В XVI веке был издан декрет микадо, обязывающий всех государственных чиновников, независимо от их рода деятельности, играть в Го. В наследство от тех времён и сегодня в некоторых японских учреждениях сохранилась традиция учитывать при отборе на должность умение играть в Го.
  После 1868 года для Го в Японии настали плохие времена. В эпоху реставрации Мэйдзи Го было объявлено «пережитком ушедшей феодальной эпохи», государственное финансирование прекратилось, игроки, сохранившие приверженность Го, буквально перебивались с хлеба на квас. Положение начало исправляться только в конце XIX века, когда вновь стали проводиться турниры с денежными призами, возобновилось издание литературы, появились спонсоры, а талантливым ученикам стали выплачиваться стипендии. Несколько одарённых игроков переехали учиться в Японию (среди них был великий У Циньюань, китаец, принявший японское имя Го Сэйген). Одной из первых стала публиковать записи партий и следить за турнирными соревнованиями газета Йомиури; в настоящее время это ведущий спонсор Го в Японии.
 В 1924 году, после множества неудачных попыток объединения, на базе нескольких организаций профессионалов была основана японская федерация Го – Нихон Ки-ин. Четыре школы Го постоянно ссорились, объединялись, распадались, даже враждовали, представляя собой запутанный клубок взаимных претензий и обид. Большая заслуга в деле их объединения принадлежит десятому (и последнему) пожизненному Мэйдзину – выдающемуся игроку Хонимбо Сюсаю (Тамура Ходзу), а также японскому аристократу, миллионеру-филантропу Киситиро Окура, который выступил спонсором и основателем академии. Были приняты общие правила проведения турниров, введено правило коми, система спортивного рейтинга и контроль времени при игре.
Японская военная стратегия во многом базировалась на принципах Го. Американские историки проанализировали ход сражений на тихоокеанском театре военных действий и пришли к выводу, что у японских военных были схожие с игрой Го стратегические принципы.
 Была даже составлена символическая карта-гобан, на которой «камни» означали важнейшие сражения, местонахождение военных баз и направление основных ударов. Из неё ясно следует, что стратегическое превосходство было на стороне Японии, и только и нехватка времени и сил не позволили намеченным «отрядам» укрепиться и построиться.
  Соревнования в Го не прекращались в Японии и во время войны. Небывало трагичными событиями оказался обставлен матч за титул Хонимбо, который проходил в августе 1945 года в Хиросиме между Ивамото Каору и Хасимото Утару. Первая партия матча игралась 23-25 июля в самом центре города, вторая должна была начаться 4 августа там же, однако начальник полиции Хиросимы, сам большой любитель Го, категорически запретил его продолжать. Игроки вынуждены были перебраться в пригород Хиросимы – Ицукаити, что в итоге и спасло им жизнь. 6-го августа, во второй день игры партия была прервана ослепительной вспышкой и небывалой силы взрывом, уничтожившим весь центр города. В доме, где шла игра, ударная волна выбила все стёкла, опрокинула гобан, расшвыряла камни и побросала людей на пол. Все были оглушены и не могли понять, что происходит. Матч сперва прервали, но поскольку вестей из города не поступало, решили продолжить в этот же день. Игра была закончена на 240-й постановке, Хасимото Утаро выиграл 5 очков. Эта игра вошла в историю как «Партия атомной бомбы» или «Ядерное Го»; она расценивается сегодня как ещё один памятник трагическим событиям тех лет и потрясающий пример стойкости и силы духа. Оба участника прожили после этого события ещё около 50 лет, Хасимото-сэнсэй скончался в возрасте 87 лет, а Ивамото-сэнсей – 95 (кстати, именно он когда-то обнаружил в Пекине 12-летнего гения по имени У).
В 1950 году случился раскол – отделение Нихон Ки-ин в Осаке стало самостоятельной федерацией Го – Кансай Ки-ин. Однако противостояние двух школ в итоге обернулось здоровым соперничеством. Сегодня Кансай Ки-ин работает, в основном, в западной части страны, а Нихон Ки-ин – в восточной.
 На сегодняшний день в Японии насчитывается около 500 активных профессиональных игроков, которые не только играют, но пишут книги и дают уроки. Профессионалам в Японии оплачивается преподавание, судейство турниров, участие в телепрограммах, обучение любителей (они платят за каждую сыгранную с ними партию). Также крупные денежные призы и титулы разыгрываются в соревнованиях.
  В обе Японские ассоциации Го, которые ведают рейтингом и распределяют звания, принимают одарённую молодёжь в возрасте от 5 до 18 лет. Неделю они проводят в штудиях, а каждую субботу и воскресенье соревнуются в рейтинговом турнире. Из 48 студентов только 5 человек в год получают звание профессионала. Такие игроки получают первый про-дан и далее играют против других профессионалов в рейтинговом турнире, дабы повысить свой рейтинг. Самый высокий возможный про-дан – 9-й. Далее борьба продолжается уже за высшие титулы Го, коих семь: Кисэй, Мэйдзин, Хонимбо, Дзюдан, Тэнген, Одза и Госэй. Как таковых «мужских» титулов не существует – женщины могут без ограничений участвовать в борьбе за все высшие титулы, однако есть некоторое количество соревнований исключительно для женщин, как то: женский Хонимбо, женский Мэйдзин, женский Кисэй, и официальный титул «Сильнейшая <в Го> среди женщин». Любой завоёванный высший титул также приносит немалый денежный приз.
История Го сохранила немало имён великих игроков. Многие из них уже при жизни стали легендами. Только двух игроков за всю историю называли «Святыми Го» (яп. «Кисэй»). Первый, Хонинбо Досаку (Ямадзаки), (1645-1702), научился играть в Го в 7 лет, а в 22 стал четвёртым главой школы Хонинбо. В это время не было игрока, способного устоять перед ним, даже если Досаку играл белыми. Даже в наше время его партии изучают как пример блестящей тактической борьбы. В 1678 году, в 23 года (!), он получил титул Мэйдзина и звание главы Годокоро. Досаку воспитал и обучил четырёх талантливых игроков (к несчастью, все они рано ушли из жизни).
 Второй Кисэй, Хонимбо Сюсаку (Кувабара Торадзиро), родился 29 мая 1829 года. Он познакомился с Го в 4 года, в 10 лет получил 1-й дан, а в 14 – 4-й. Известна знаменитая «Партия красных ушей», которую он сыграл в 1846 году с сильнейшим игроком того времени Геннаном Инсэки. На 25-м ходу Сюсаку допустил ошибку, и Геннан уже решил, что вырвался вперёд. Но 127-й ход Сюсаку в корне изменил ситуацию.
  Ученики Геннана, анализировавшие партию в соседней комнате, считали, что учитель впереди, но личный врач Геннана сказал, что, пожалуй, Сюсаку выиграет: «Я не очень хорошо разбираюсь в Го, но когда Сюсаку сделал этот ход, у Геннана покраснели уши. Это значит, что данный ход сорвал его планы и был неожиданным». Так оно и вышло. Сюсаку считается величайшим из когда либо живших игроков, достойных носить звание «Святой Го». К великому сожалению в 1862 году, во время эпидемии холеры, охватившей Японию, Сюсаку ухаживал за больными в школе Хонимбо, сам заразился, заболел и скончался в возрасте 33 лет.
Эта история неоднократно упоминается в том числе и в культовом аниме «Хикару и Го»: старинная диаграмма с записью игры, которую Хикару обнаруживает на чердаке в академии Го после исчезновения учителя Сая, содержит тот самый «красноухий» ход. Вот эта диаграмма.
Из новейшей истории Го в первую очередь вспоминаются, конечно, легендарный Го Сэйген, а также его друг и вечный соперник Китани Минору, отобравший в итоге корону у «последнего Мэйдзина» – Хонинбо Сюсая. Конец этой эпохи старых, великих, пожизненных профессионалов описал Ясунари Кавабата в своём исполненном светлой грусти романе «Мэйдзин» (кстати, именно за него он получил Нобелевскую премию по литературе).
Молодые талантливые игроки (прежде всего Го Сэйгэн и Китани Минору) ввели в употребление «син-фусэки» – «новые дебюты», в которых первые ходы делаются не в комоку (пункт 3-4), как было принято в японском Го на протяжении нескольких веков, а в другие угловые пункты: хоси (4-4), сан-сан (3-3) и мокухадзуси (4-5). Такая игра нарушала все каноны, словно перечёркивала многовековые наработки японского Го.
  Это деяние сломало все традиции (старая школа от такого удара так и не оправилась), однако не погасило романтического ореола, окружающего древнюю игру. Наоборот, своими победами Го и Китани сделали новшествам отличную рекламу, заинтересовав Го множество новых игроков.
 Во второй половине XX века просто блистал Исида Ёсио, 24-й Хонимбо (на фото слева), которого противники прозвали «Компьютером» за его цепкую, жёсткую игру, точный подсчёт и феноменальное чувство территории. 20 мая 2010 года он добыл тысячную победу в своей карьере, став 11 игроком японской ассоциации Нихон Ки-ин, которому это удалось.
  Великолепным игроком был также Като Масао (фото справа), ещё в юности прозванный «Убийцей» за его агрессивный стиль и умение уничтожать огромные (и казалось бы, стопроцентно живые) группы; он 8 лет удерживал титул Одза, за что получил звание «почётный Одза».
В этом же ряду стоят такие игроки, учителя и теоретики, как Сюкаку Такагава, 9 раз получавший титул Хонимбо, Саката Эйо, который выиграл 70 титулов – больше чем кто-либо другой из игроков в современной истории, а также автор «Энциклопедии Го» Кано Ёсинори, «бог блица» Отакэ Хидео, Такемия Масаки, чей необыкновенный стиль игры прозван «космическим», О Риссэй, четыре года удерживавший титул Дзюдан, и большой пропагандист Го на Западе – Киёси Косуги (вся его семья – профессиональные игроки в Го).
 Среди женщин тоже немало хороших игроков. Стоит упомянуть неоднократную чемпионку Японии среди женщин Рэйко Китани (дочь Китани Минору) и её дочь Идзуми Кобаяси, обладательницу титула женского Хонимбо и женского Мэйдзина, и, разумеется, очаровательную Юкари Ёсихара (в девичестве Умэдзава), которую любители Го во всём мире знают по сериалу «Хикару и Го» (это она консультировала сценаристов, а в конце каждой серии проводила маленький видео-урок с двумя японскими школьниками); вот она, на фото.
Новый кризис в японском Го наступил с появлением сильных игроков из Китая и Кореи. Китай, где в период «культурной революции» Го запрещалось и даже преследовалось, резко поменял курс в 70-е годы прошлого века и вырвался вперёд: начиная с 80-х годов молодые китайские игроки Не Вэйпин, Ма Сяочунь, Чан Хао, Гу Ли (на фото), Юй Бинь и другие стали регулярно выигрывать международные соревнования.
Что касается Южной Кореи, то там в конце XX века и вовсе случилась невероятная по силе вспышка массового увлечения игрой. За этот взлёт во многом несёт ответственность Чо Намчхоль, который обучался в Японии в 1937-1944 годах, а вернувшись в Корею, основал Hanguk Kiwon («Корейскую ассоциацию Бадук»), воспитавшую плеяду мощнейших игроков.
  С середины 70-х в Южной Корее большинство титулов выигрывал один игрок – Чо Хун Хён, 9-й дан (на фото слева). В детстве Чо учился в Японии, но не стал продолжать там карьеру, как его соотечественник Тё Тикун, а вернулся на родину развивать Го у себя дома. Его ученик Ли Чхан Хо (на фото справа) в возрасте 22 лет стал сильнейшим игроком Южной Кореи (многие считают его лучшим игроком в мире): на сегодняшний день у него 143 завоёванных титула, из коих 23 – международные.
Ещё одна звезда корейского бадука, Ю Чхан Хёк – также ученик Чо Хун Хёна. И хотя сейчас бум игры пошёл на спад, в Корейскую ассоциацию Бадук входят более 150 профессионалов, которые разыгрывают призы в 16 различных турнирах, включая восемь, проводимых корейскими газетами и три телевизионных. Вот хорошая статья в «Сеульском Вестнике» (автор - питерский мастер, вице-президент Российской Федерации Го, Максим Подоляк).
Ли Седол (на фото справа, внизу), Со Бонсу, Ким Ин, Чхве Чхоль Хан, Пак Ён Хун, Пак Чжон Хван, Жуй Найвэй, Ким Юн Ён – эти имена в Южной Корее знает каждый школьник, так же, как советские школьники когда-то знали имена Ботвинника, Смыслова, Таля, Карпова и Каспарова. В Японии же большинство обывателей не имеют о Го никакого понятия (кстати в Корее преследуется «баннеги-го» – игра в Го на деньги, в Японии подобное в порядке вещей).
Естественно, Япония не могла оставить подобное без внимания и не раз принимала ответные меры. В 80-е по всей стране возрождались клубы Го, велась работа в школах, шёл поиск талантливых игроков внутри страны и за рубежом, а в 1984 году произошёл беспрецедентный случай массовой пропаганды Го в детской и юношеской среде посредством выпуска манги и многосерийного аниме «Хикару и Го», к которым приложили руку лучшие сценаристы и продюсеры. История мальчика Хикару Синдо, в которого вселяется призрак великого игрока прошлого, Фудзивары-но-Сая, спровоцировала новый всплеск интереса к Го, сравнимый с шахматным бумом в СССР 20-х годов. Не исключено, что именно этот проект позволил Японии несколько лет спустя получить ряд сильнейших молодых мастеров. Надо сказать, что и в России огромное количество молодёжи начало играть в Го под впечатлением от просмотра этого замечательного мультфильма, который я рекомендую всем: он настолько интересно снят, а драматургия так филигранно выстроена, что не нужно понимать Го история и сама по себе великолепна.
В последние два десятилетия игроком №1 в Японии считался Тё Тикун (на фото). Он родился в 1956 году в Южной Корее, приехал в Японию в возрасте 6 лет и стал самым молодым профессионалом в 11 лет, после чего решил продолжить карьеру на островах.
Тё Тикун завоевал свой первый титул в 18, а в возрасте 27 лет уже обладал четырьмя титулами одновременно – подвиг, которого больше никто не совершал. Его основными соперниками на сегодняшний день являются крупнейший игрок и теоретик Го последних лет Коити Кобаяси, Тё Сондзин, отобравший у Тё Тикуна титул Хонимбо, Норимота Ёда, под руководством которого японская команда в 2006-м году единственный раз выиграла кубок Нонъсим, затем ученик Го Сэйгена – «почётный Тэнген» Рин Кайхо, а также «Четыре императора» современного японского Го: Наоки Ханэ, Синдзи Такао, Кэйго Ямасита и Тё У (ещё один молодой гений, на сей раз родом с Тайваня). На этом я, пожалуй, остановлюсь, иначе заметка превратится в нескончаемый перечень великих имён, которые мало что дадут человеку, незнакомому с Го.
Несмотря на все японские достижения, с начала нового века и по сей день в Го доминируют исключительно корейцы. Так, Кубок Инга – крупнейший международный профессиональный турнир, проводимый раз в четыре года под эгидой фонда Инга, четыре раза из пяти выигрывала Корея, а один раз (в 2004 году) – Китай. В 2008 году в мире насчитывалось свыше 40 миллионов игроков в Го, подавляющее большинство которых проживает в Восточной Азии. По состоянию на май 2012 года Международная Федерация Го имеет в общей сложности 74 страны.
 Успехи прочих азиатских стран значительно скромнее. В Северной Корее с 1989 года проводятся ежегодно два официальных турнира – «Пектусан» в феврале и Национальный турнир «Гуосо» в августе; начиная с 1991-го Северная Корея участвует в Мировом чемпионате в Японии. Вьетнам на несколько лет позднее (1999 г.) тоже был принят в состав Мировой Федерации Го, в которой ранее он уже был представлен Вьетнамской Шахматной Федерацией. Победители национальных турниров также участвуют на мировом чемпионате, а с 2003-го игру Го изучают в Детском дворце в Ханое.
Японский, корейский и китайский стили игры сильно различаются. Лично по моим наблюдениям, японцы предпочитают игру на влияние, экономные предварительные наброски, «тени» будущих построений с большим потенциалом, оценив которые, мастера завершают гармоничный раздел доски. Корейские игроки практикуют чёткие формы и «тигриные прыжки» рискованные дальние «прострелы», вдоль которых начинается глобальный передел границ и взаимный отъём территории (яп. «фурикавари»). Китайский «стиль дракона» характерен условной, гибкой, нестабильной предварительной «расстановкой», после чего игроки затевают одну-две яростных локальных битвы, «клочья» от которых разлетаются по всей доске. Впрочем, такое деление в настоящее время весьма условно, ибо хорошие игроки стараются одинаково использовать все доступные наработки.
Различия между китайской и японской школами ярко и поэтично описала Шань Са – китайская писательница, лауреат Гонкуровской премии, живущая во Франции. В её романе «Играющая в Го» («La joueuse de go», перевод с французского Е.Клоковой) как раз описана такая партия между молодым японским офицером (для маскировки переодевшимся пекинским студентом) и юной китаянкой, участницей сопротивления во время японской оккупации Маньчжурии.
  Вот этот отрывок:
  «Он ставит камень на северо-западный угол. Его самоуверенность всё ещё выводит меня из себя, и я решаю сыграть с ним злую шутку. Я делаю ответный ход – мой белый камень опускается рядом с его флангом. Никогда в начале партии соперники не вступают на доске в «рукопашную». Это золотое правило.
На расчерченной в клетку доске камни оспаривают 361 пересечение, их составляют 19 горизонтальных и 19 вертикальных линий. Двое игроков борются за эту непаханую землю, а в конце партии сравнивают площадь занятых территорий. Я предпочитаю Го шахматам  за свободу этой игры. В шахматной партии два королевства с закованными в латы рыцарями сражаются в открытом бою, лицом к лицу. Рыцари Го, ловкие и стремительные, ставят друг другу ловушки, а победу обеспечивают дерзкая отвага и воображение.
Не обозначая границ собственных владений, я атакую противника в лоб. Мой камень №4 побуждает его к дуэли.
  Он снова задумывается.
  Мой №6 ставит заслон его №5 и соединяется с другими камнями, чтобы окружить №1.
  Он отвечает в самый последний момент, сделав ход камнем №7.
Я улыбаюсь. Шутки кончены, я начинаю выстраивать игру.
Незнакомец играет невыносимо медленно. Меня удивляет логика его размышлений. Каждый ход свидетельствует о стремлении к полной гармонии. Течение камней воздушно и неуловимо, как танец журавлей. Я не знала, что в Пекине существует школа, предпочитающая изящество напористости и быстроте. Я тоже задумываюсь, невольно подчинившись его темпу […].
Мы расставляем солдат по пересечениям. Незнакомец очерчивает свои зоны на доске удивительно точно и экономно. Го – отражение души человека, Его душа педантична и холодна.
Я проявила великодушие, предложив ему чёрные камни, он получил преимущество и теперь опережает меня в занятии стратегических позиций. Отвоёвывая их у него, я отстаю ещё больше. Принимаю решение рискнуть и бросаюсь завоёвывать пространство в центре, опираясь на свою северо-восточную комбинацию».
***

  Много имён, много событий... Прошу прощения, если кого-то это утомило.
  Однако настала пора перейти к описанию игрового инвентаря, а также непосредственно к правилам игры. Это будет тема моего следующего поста. Ну а в последней части я попытаюсь объяснить, что представляет собою Го в современном мире, и почему я предпочитаю эту игру всем остальным.
.
[Продолжение следует]
(с) Дмитрий Скирюк
*

Comments

( 20 comments — Leave a comment )
alek_juzhnyj
Apr. 17th, 2013 08:09 pm (UTC)
>>В жизни Ягю Дзюбэя действительно был период, когда он 12 лет отсутствовал неизвестно где
Звучит крайне интригующе: отсутствовал неизвестно где
;))

>>...игроки, сохранившие приверженность Го, буквально перебивались с хлеба на квас.
С риса на чай/воду?
Хм, ну, это придирка, да...

И - очень интересно~desu!

skyruk
Apr. 17th, 2013 08:17 pm (UTC)
По поводу Ягю Дзюбэя есть несколько версий. Самая известная - что он в эту пору создавал агентурную сеть по всей стране, которая состояла из ронинов, ниндзя и всяческих странных личностей - позже на её основе он и сформирвоал секретную шпионскую службу, которую преподнёс на блюдечке тогдашнему сёгуну, чем и заслужил прощение.
"Перебиваться с хлеба на квас" - расхожая идиома :)))
alek_juzhnyj
Apr. 17th, 2013 08:34 pm (UTC)
Про "хлеб и квас" я попробовал перейти на японские реалии;)
А про "отсутствовал неизвестно где" - звучит, эээ...
Странно.
Если эта игра слов так и замышлялась, то - замечательно, звучит то чудесно, а вот если нет...
Отсутствовать можно только где то в каком то месте: "Отсутствовал тут и там", условно говоря.
Вариант - "не было его нигде" весьма почтенен...
А тут - что то у меня, какой то глупый "грамманаци" упирается, ерепенится и вопит, что здесь что-то не так:((
skyruk
Apr. 17th, 2013 08:36 pm (UTC)
Ну исправил я, исправил :)))
alek_juzhnyj
Apr. 17th, 2013 08:43 pm (UTC)
Ну вот, сказано так, будто я кривой ржавый прадедовский кинжал к горлу приставил :((((
Я ж просто обращал внимание....

Между прочим, мой милейший мамонт сказал, что нормальная конструкция, и просил не вопить так громко и таким мерзким голосом;)

skyruk
Apr. 17th, 2013 08:47 pm (UTC)
Да пусть будет. Раз это вызвало вопрос у одного человека, вызовет и у десяти. Мне не влом исправить. В конце концов, в спорах рождается Истина.

Edited at 2013-04-17 09:21 pm (UTC)
gray_bird
Apr. 17th, 2013 08:22 pm (UTC)
Я тебе сегодня в почту смешную картинку кидал, видел?
skyruk
Apr. 17th, 2013 08:33 pm (UTC)
Уже два дня не проверяю почту, сейчас взгляну.
Ты когда в скайпе появишься? :)
gray_bird
Apr. 17th, 2013 09:08 pm (UTC)
В скайпе?
Тебе голосом надо или и чат устроит?
skyruk
Apr. 17th, 2013 09:46 pm (UTC)
Устроит и чат, не так важно.
skyruk
Apr. 17th, 2013 08:46 pm (UTC)
Посмотрел :)
Да уж, "наш пострел везде поспел" :)) Ещё раз убеждаюсь - куда Упоротого Лиса не воткни, везде придётся к месту.
reallycrazyone
Apr. 17th, 2013 09:13 pm (UTC)
Очень интересные статьи, читаю их с огромным интересом. Ещё раз большое спасибо за столь увлекательный рассказ об истории любимой игры!

Да, и маленькое исправление: взаимный отъём территории ( в описании корейского стиля ) - это скорее "фурикавари". А "сэмэай" - это борьба двух групп, в которой каждая из них может выжить только путём захвата группы противника.
skyruk
Apr. 17th, 2013 09:16 pm (UTC)
Спасибо. Да, вы правы. Сейчас исправлю и постараюсь дополнить.
hiidzumi
Apr. 18th, 2013 08:11 am (UTC)
Очень симпатичный гобанчик. Тёмненький.)))
skyruk
Apr. 18th, 2013 08:30 am (UTC)
Да, таких больше не делают :)))
begllion
Apr. 21st, 2013 08:41 am (UTC)
Хм, а про новою Японскую мангу Hoshizora no Karasu здесь упомянуто не будет? Вроде как в тему.
skyruk
Apr. 21st, 2013 09:01 am (UTC)
Даже не слыхал о ней. Только про какой-то китайский мультик-аниме про мальчика, играющего в вэйцы (попытка переснять Хикару и Го в местном историческом антураже).
Я не очень интересуюсь аниме и не знаю японского, так что подождём перевода.
begllion
Apr. 21st, 2013 09:16 am (UTC)
1) Про аниме я ничего не говорил, есть только манга. Хотя аниме вполне может выйти в последствии.
2) Перевода на какой язык вы ждете? Вышел пока только первый том и он уже есть на английском.
3) Прочитав 1 том могу сказать что манга значительно хуже Хикару.
Ибо в ней специально использовано сотни штампов для привлечения молодежной аудитории. Для меня, эта манга символ того что Ниихон-Киин еще не покинула надежда "возрождения Японского Го".
skyruk
Apr. 21st, 2013 10:28 pm (UTC)
Разумеется, жду перевода на русский (хотя бы любительского :)
skyruk
Apr. 22nd, 2013 12:34 pm (UTC)
Глянул мимоходом.
Кто ж им такую девку-то страшную нарисовал?... Или и впрямь обыгрывается прозвище "Ворона"?...
( 20 comments — Leave a comment )