?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

   В истории шашечных игр есть не один загадочный период, когда с ними творилось не пойми что. Римская империя рухнула, наступили тёмные века. Европа в это время играла совсем в другую, по нынешним меркам очень странную игру.

   Бич средневековья, пираты-викинги, которые в своих набегах и странствиях плавали вдоль берегов всей Европы, северной оконечности Африки, заплывали на славянский север и в Великий Новгород, и даже ненароком открыли Америку, тащили отовсюду не только золото, меха, рабов и благовония, но и всевозможные забавы разных народов: кости, Мельницу, Табулу, шатрандж… Но главное место в этой причудливой пиратской игротеке занимает семейство несимметричных шашечных игр, нигде более не встречающееся и ныне известное как Хнефатафл (Hnefatafl).
    Долгое время историкам и археологам ничего об этих играх не было известно, но это оказалось следствием недоразумения: все найденные до того разрозненные игровые фигуры, детали досок и рисунки той эпохи автоматически записывались ими в древние шахматные наборы. Когда туман развеялся, находки посыпались как из рога изобилия. История шахматной экспансии была в корне пересмотрена и отброшена на несколько веков: оказалось, что всё это время над Европой витал призрак совершенно другой игры (точнее, игровой семьи), о которой историки до этого имели очень смутное представление.
   «Камнем», стронувшим лавину, стала находка так называемого Гокштадтского корабля (норв. Gokstadskipet) – драккара IX века, обнаруженного в 1880 году в могильном кургане ярла Олафа Геирштат-Альфа на берегу норвежского Сандефьорда. В погребальной каюте был обнаружен фрагмент игральной доски, с одной стороны размеченной для игры в Мельницу, а с другой – для неизвестной шашечной игры 13х13 клеток. Вокруг неё до сих пор ведутся споры. Я к ней тоже ещё вернусь, но своё дело этот обломок в любом случае сделал.

   Что касается фишек, то их в находках особенно много. Фишки делались из рога, кости, стекла, дерева, янтаря, камней и других материалов, и большинство из них прекрасно сохранились.

   С досками дела обстояли хуже.
   Хорошо сохранившуюся половину игральной доски нашли при раскопках средневекового города Тронхейм в Норвегии: её датируют 1100 годом. Что особенно ценно – на ней сохранились фрагменты разметки. Расстановка в подобных играх была довольно непростой, поэтому на доске нередко выделяли места начальной расстановки фигур – это тоже помогло учёным постепенно восстановить весь потребный набор для игры.

   При раскопках на ферме в Toftanes Eysturoy на Фарерских островах тоже была найдена половинка дубового блюда X века, размеченного под поле 13x13 с выделенным центральным полем.

   Очень интересная находка была сделана при раскопках поселения Вимос на острове Фюн. На этом обломке доски, который датируют железным веком (если не Римской эпохой), 17 клеток, при этом край его явно обломан. По всей вероятности, эта была доска 19х19 для игры, известной ныне как «Alea Evangelii»:

   Ещё одна, чрезвычайно интересная находка была сделана в Коппергейте, в Йорке: на этом куске доски сохранились 16 клеток и 3 столбца разметки. Неясно, то ли это поле 15x15 с оторванной окантовкой, то ли фрагмент более крупной доски для «Alea Evangelli», то ли третий, совершенно неизвестный вариант игры.

   Доска и фишки были найдены в 1983 году при раскопках воинского захоронения середины X века, в варяжском Старигарде (она хранится в Археологическом музее Ольденбурга). В могиле лежали меч и игральная доска.
   Первую попытку реконструировать Хнефатафл предпринял американский лингвист Уиллард Фиске в 1905 году. В своей книге «Шахматы в Исландии» он собрал обширный материал, но в итоге признал, что проблема неразрешима.

   Правила удалось восстановить благодаря другому счастливому случаю. В 1732 году прославленный, а тогда ещё молодой, тридцатилетний шведский натуралист Карл фон Линней, поехал с экспедицией в практически не исследованную тогда Лапландию. Изучая жизнь и быт последних номадов северной Европы, он обнаружил в числе прочего, что лопари играют в некую игру с фигурками на выделанной оленьей шкуре, вышитой клетками. Линней зарисовал игровое поле и фигуры, записал правила и, в общем, забыл о ней.

   Лишь через много лет британский историк и исследователь настольных игр Гарольд Мюррей сопоставил его записи с археологическими находками в Сандефьорде – и грянул гром. Именно Мюррей выдвинул гипотезу (впоследствии подтвердившуюся), что загадочный лапландский «Таблут» оказался единственной выжившей игрой из всего скандинавского семейства шашек Тафл.
   Хнефатафл (правильнее всё-таки – «хнефатаБл») был известен скандинавам уже в III веке н.э. Викинги завезли его в Гренландию, Исландию, Уэльс, Британию и Киевскую Русь, и забыли о нём только на рубеже X-XI веков, с распространением в Скандинавии шахмат. Он неоднократно упоминался в сагах и сказаниях, сильно озадачивая толкователей. Репутация Хнефатафла в скандинавском обществе была сравнима с шахматной: уметь играть в него было почётно. В «Саге о Фритьофе» упоминается, как женщины играют в Хнефатафл, а герой Саги об Оркнейцах «Lausavísur» – ярл Рёгнвальдр Кали Кольссон говорил о себе:

Могу я в Тафл играть
Девять умений я знаю
Забываю нечасто руны
Ведаю книги и счёт
Умею скользить я на лыжах
Гребу и стреляю неплохо
Из искусств мне ведомы оба:
На арфе игра и поэзии слово.


  На Руси эту игру с вероятностью 90% знали как те самые «Тавлеи богатырские» (или «Тавлеи немецкие»), о которых упоминается в былинах и об игровой принадлежности коих долгое время спорили историки. Фишки для Хнефатафла находили в Киеве и Чернигове, на Псковщине и в Новгороде, в общем, на всём пути «из варяг в греки». Одни исследователи считали, что это были шашки, другие подозревали Табулу, третьи отдавали предпочтение шахматам и Новгородским «Таврелям», а Байрактаров считает, что это было Го.
   Игры семейства Тафл всегда были несимметричными: на центральном квадрате поля («троне») помещался «Король», окружённый гвардией телохранителей, а по краям доски, с четырёх сторон – отряды противника (в соотношении 2:1+Король), цель которых – захватить Короля. Играющий за белых должен наоборот – любой ценой спасти Короля, доведя его до угловой клетки (в вариантах с большими полями достаточно довести фишку Короля до края доски).
   Всюду, где селились викинги, появлялся и Хнефатафл. Доски отличались размерами, бывали разночтения в правилах. Игры этого семейства оказались очень вариативными и сильно изменялись под действием местных условий, обычаев и верований. Иногда фишки ставились на перекрестья линий, иногда на клетки, иногда – в отверстия, количество полей на доске могло меняться, но всегда было нечётным (7х7, 9х9 и т.д. вплоть до 19х19), «трон» был совершенно недоступен, или его можно было проходить, начальная расстановка тоже различалась, но в главном правила совпадали.
   * Точная начальная расстановка известна только для лапландской и саксонской версий (Таблут и «Alea Evangelii»). Все прочие, предложенные историками для досок других размеров, лишь предположительны и основаны на исландских, ирландских и валлийских литературных источниках.
   * Игроки ходят по очереди. Первый ход делает атакующая сторона. Большинство исследователей сходятся в том, что в ранних вариантах Тафла игроки использовали кубики, бросок которых определял количество ходов и, может быть, саму возможность хода, но со временем поняли, что в Хнефатафл как игру логическую интереснее играть без костей.
   * Все фигуры двигаются ортогонально, по вертикали или горизонтали на любое количество свободных клеток по типу шахматной ладьи (на малом поле – только на одну соседнюю клетку). Если есть возможность ходить, игрок обязан сделать ход. Фигуры не могут перепрыгивать друг через друга и вставать на центральную и угловые «крепости»: их занимать может только фигура Короля. При этом, сойдя с «трона», Король больше не может на него возвратиться.
   * Рубка производится путём захвата фишки в клещи двумя фишками противника. По диагонали фишки не ходят и не зажимают. Допустим захват одним ходом двух и даже трёх фишек соперника. Также взятие можно проводить, зажимая вражескую фигуру меж своей фигурой и пустым «троном». «Трон» всегда враждебен к нападающим, но к защитникам – только, когда он пустой. Захват не обязателен. Срубленные фишки уходят с доски навсегда.
   * Зажатие фишки противника между своей фишкой и угловой «крепостью» зависит от правил конкретной игры: в Таблуте так можно атаковать даже Короля, в валлийском Таблборде и норвежском Хнефатафле подобный захват короля запрещён, но можно атаковать простые фишки, в ирландском Брандубе – разрешён любой захват при любой атаке.
   * Хотя взятие и осуществляется зажимом фишки с боков, проход фишки меж двумя стоящими фишками противника безопасен. На малых досках фишки могут проходить сквозь «трон», на больших это может делать только Король.
   * Фишка Короля может быть срублена, только будучи зажатой с четырёх сторон (по уточнённой версии правил, в Таблуте – с двух; четыре фишки требуются, только если Король на «троне»). Король может быть пойман с помощью «трона» (окружённый с трёх сторон фигурами противника, и с 4-й – «троном»).
   * Чёрные выигрывают, когда берут в плен Короля. Если Король окружён, но королевские фишки следующим ходом могут прорвать окружение, Король ещё не считается захваченным.
   * Белые выигрывают, когда Король достигает любой угловой «крепости» (в варианте с большим полем – до края доски). Простые фишки не имеют права заходить в «крепость», иначе играющий чёрными может четырьмя ходами заблокировать их и выиграть. К тому же, «крепость» может использоваться в качестве стены для зажатия фишки, поэтому для полной блокады требуется 4 фишки (всего 16). Теоретически, конечно, белые могут построить отдельную цитадель, закрыв Короля от атак и повторяя ходы внутри неё, но такое построение означает проигрыш, поскольку в ней нет выхода.

   ТАБЛУТ (9х9)

   Лапландский Таблут (Tablut, Tablot, Dablot), который, словно целакант в глубинах океана, пережил в тундре нашествие шахмат, игрался на доске 9х9. Вся используемая сегодня в игре терминология отсылает нас к «Iter Lapponicum» Линнея. «Dablot» – глагол, означающий на саамском буквально «играть в доску», а словом «dablo» лопари зовут настольные игры с доской. Слово древнее и явно заимствовано лапландцами у скандинавов ещё в железном веке.
  Центральную, «тронную» клетку саамы называли «konakis». Восемь телохранителей звались «шведами», а нападающие – «московитами». По правилам Мюррея, если для Короля открылся прямой путь к угловой клетке, игрок объявлял «райкки» или «райхи» (raicki, raichi) – шах, а если путь был свободен в двух направлениях, объявлялся «туйкку» или «туйха» (tuicku, tuicha) – мат. Король выигрывал, достигая любого из внешних полей. Аналогичным образом и чёрные объявляют «райкки», если окружают Короля с трёх сторон, и «туйкку», если окружение удаётся.
   Однако попытки играть в Таблут или другой Хнефатафл по правилам Мюррея показали, что игра является чрезвычайно несбалансированной: математический анализ выявил, что при правильной тактике и безошибочной игре «шведы» почти всегда выигрывают. Сюжетно всё это очень напоминает историческую битву под Полтавой, откуда шведский король Карл XII, как мы помним, еле ногу унёс, но нас интересует играбельность, а не исторические параллели.
   Труды Линнея переводились на английский эпизодически и крайне небрежно (Линней вёл записи на латыни, с аббревиатурами и сокращениями, делал ошибки, вдобавок, сам не говорил на саамском и вынужден был вникать в тонкости игры интуитивно). К сожалению, Мюррей взял за основу именно такой, искажённый и неточный перевод Смита (на английском эта книга вышла только в 1811 году). Часть правил, касающаяся особенностей захвата Короля, в нём вообще была опущена.
   Чтобы сбалансировать игру, историки предложили ослабить Короля, сделав его «безоружным», чтобы он не мог участвовать в захвате. С одной стороны, фигурку Короля и правда называют «безоружной» в исландской «Саге о Хервёр и Хейдреке». С другой стороны, я с трудом представляю ярла викингов, который отказывается драться и просто трусливо бежит. Сага вообще источник слишком неоднозначный, чтобы им можно было пользоваться как руководством. В частности, оригинальный текст гласит:

   «Тогда Гестумблинди сказал:

   Что это за невесты,
   что со своим господином
   безоружным бьются;
   более коричневые защищают
   весь день,
   а более красивые наступают?
   Конунг Хейдрек,
   думай над загадкой.


   - Хороша твоя загадка, Гестумблинди, отгадана она. Это Хнефатафл; более тёмные защищают короля, а белые нападают».

   Легко заметить, что в данном контексте слово «безоружный» означает скорее – «игрушечный», «ненастоящий». В любом случае игра с «безоружным» Королём даёт новый, тоже слишком сильный перекос – теперь уже в сторону нападающих.
   Датский археологический журнал «Skalk» в 2006 году разрешил эту загадку, опубликовав и новый перевод трудов Линнея, и новые же правила Таблута.  Дисбаланс возник прежде всего из-за неверного предположения, что Король должен быть захвачен непременно с четырёх сторон. По существу же оказалось, что для захвата Короля (с некоторыми оговорками) достаточно двух фишек, а не четырёх.

   Прочие уточнения таковы:
   * Четыре фишки необходимы для захвата Короля, только если он сидит на «троне».
   * Три фишки и «трон» позволяют захватить Короля, прижав его «к стенке» (Король, сошедши с «трона», вернуться обратно уже не может).
   * Начальные позиции «московитов» в Таблуте также являются запретными – на них не могут становиться фишки противника, (в том числе Король). Сами фишки «московитов» могут свободно передвигаться внутри них, но покинув их, не могут вернуться. На «трон» и «цитадели московитов» нельзя не только ставить фишки, но даже проходить сквозь них.
   * Фишка-защитник, стоящая рядом с Королём, может быть захвачена нападающими в комбинированную ловушку: если фишку с двух сторон ограничили «московиты» (не зажали, а просто стоят рядом), с четвёртой стоит Король, и следующим ходом «московиты» окружают фишку с трёх сторон, она снимается с доски. Король при этом не страдает.
   * Линней нигде не указывает, кто делает первый ход. Долгое время считалось, что первыми ходят «шведы», т.е. убегающая сторона, но оказалось, это не так. Путаница возникла из-за недоразумения: в сагах действительно сказано, что белые ходят первыми, но в них же упомянуто, что белыми всегда играли нападающие. Таким образом, первый ход (что в принципе логично) делает агрессор.
   * Если ходы повторяются трижды, то объявляется ничья.
Если ставить фигуры не в клетки, а на пересечения линий, то в Таблут прекрасно можно играть на обычной шахматной доске, правда, это требует некоторого привыкания.
   Название «Москва» фигурирует в хрониках с 1147 года, а важным центром Москва становится в начале XIV века. Эпоха викингов в Швеции закончилась около 1060 года, со смертью короля Иманда – последнего из древнего рода Упсале. Вот в этот промежуток времени, Таблут, возможно, и попал к лапландцам: он вполне может быть средневековым шведским вариантом Тафла, отзвуком новой стратегии шведов на Балтике, когда они строили крепости на границе с Россией. Лопари сохранили оригинальные названия фишек, значит, они почти не внесли изменений в игру, так как узнали её именно от шведов.
   Считается, что Линней застал последних лопарей, играющих в Таблут, но в 1884 году – почти 150 лет спустя после его экспедиции, в Стокгольме вышла книга о саамских легендах и традициях, где есть описание гуляний на Масленицу: «Ежели карт не хватает на всех, может случиться так, что некоторые сядут играть в своего рода шахматы, где фигуры именуются «русские» и «шведы», и пытаются одолеть друг друга. Здесь случаются нешуточные поединки и запросто можно видеть игроков, которые настолько увлеклись, что не могут видеть или слышать что-нибудь ещё».
   Жаль, что этот дотошный хронист не удосужился расспросить игроков о правилах загадочной игры, в которую целый народ играл всего каких-то два поколения назад.
   Бывают случаи, когда два поколения – это слишком много.
   Очень жаль.


   ХНЕФАТАФЛ (13х13)

   Классический, «большой» норманнский Хнефатафл игрался на доске 13х13, в основном, по тем же правилам, что и лапландский Таблут (в норманнском варианте 11х11 расстановка отличалась от валлийской), за исключением того, что на больших досках белые могли выиграть, поставив короля не только в угловую клетку, но и на любую клетку угловых линий.
   По поводу начальной расстановки существуют разногласия. Кто-то копирует лапландскую схему, кто-то - валлийскую. Интересна также схема с добавленными фишками (32:16+Король). Она, пожалуй, выглядит наиболее правдободобной (для первых двух доска великовата).


   Королевская фишка во всех разновидностях выделяется размерами. В Хнефатафле она зовётся «Хнефи». Происхождение этого названия неясно (на староанглийском фишка-предводитель называлась Cyningstan – букв. «Каменный Король»). Хоть слово «hnefi» («кулак») есть в норвежском языке, название скорее восходит к древнескандинавскому «hnefa» (родственное нем. «Knebel») – «затычка», «колышек».
   В «Саге о Греттире» средневекового барда Монако конца XIII века встречается ещё одно название – «Halatafl», относящееся то ли к норманнским шашкам, то ли к игре «Лиса и гуси». Слово «хала» переводится с древнескандинавского как «каблук» (совр. английское «heel» и норвежское «hæl»), а также «шпора» или «хвост». В данном случае «каблук» – заострённая нижняя часть фишки, чтобы можно было втыкать её в отверстие на доске. Если принять во внимание, что термин «tafl» является производным от латинской «табула» и означает «доска», то в итоге получается «Доска с затычками», «Доска с колышками». Достаточно взглянуть на доску из Баллиндерри, чтобы понять, о чём идёт речь.
   Иногда встречается ещё одно название «Tanntafl» – «Доска с зубами». Обычно это интерпретируют так, что доски были инкрустированы костью, «зубом» моржа, но можно предположить, что оно означает любую дырчатую доску с колышками, торчащими, словно зубы.
   Подобная конструкция была рациональной. В сагах часто упоминаются ссоры, даже драки и убийства игроков из-за опрокинутой доски и рассыпанных фишек. На рунном камне со сценами из саги о Сигурде из церкви при Окельбо (Швеция) есть изображение людей, которые играют в неизвестную игру, установивши доску на коленях (к сожалению, в 1904 году этот камень был уничтожен пожаром).

   Викинги делали доски с отверстиями в центре каждой клетки или на перекрестьях, куда вставлялись фишки-колышки: получался удобный портативный столик, на котором можно спокойно играть даже в морском походе, на качающейся палубе, а бортики позволяют метать кости прямо на поле без опасения сбить фишки.

   Здесь, конечно, нет никаких «московитов» и «шведов», а есть ярл в крепости, осаждённой викингами (вероятно, подразумевается десант). Вождь должен прорваться к одному из четырёх угловых квадратов, которые символизируют либо другую крепость, безопасную, либо ожидающую ладью.
   * «Трон» в Хнефатафле абсолютно недоступен, то есть, фишки не имеют права ни становиться туда, ни проходить его насквозь. Это относится и к Королю.
   * Кроме Короля, никто не может войти в угловую «крепость».
   * В некоторых вариантах правил для выигрыша Королю достаточно дойти до любого края доски, достигать угловой «крепости» не обязательно.

   ALEA EVANGELII («Алеа Евангелии») (19х19)

   Однако самой грандиозной разновидностью Хнефатафла был Саксонский вариант на доске, почти тождественной японской гошной – 19х19; он известен как «Alea Evangelii». Оригинальное название этой игры утеряно (наиболее вероятно саксонское Throwboard), а «Incipit alea evangelii quam Dubinsi…» – это фраза из манускрипта 925 года н.э. Колледжа Тела Христова при Оксфордском Университете, который содержит описание и схемы этой игры.

   Надо напомнить, что слово "alea" на латыни вообще означало любую азартную игру, а выражение "evangelii" здесь преподносилось в христианском контексте: игра аллегорически символизировала гармонию четырёх Евангелий: число полей (18x18) соответствует сумме четырёх Евангелий, четырёх евангелистов и десяти канонов, 72 фишки соответствовали 72 упоминаниям в Новом Завете о четырёх евангелистах, а Король (Primarius Vir) символизировал единство Троицы. Писатель Франсуа Рабле (1494-1553 гг.) в романе «Гаргантюа и Пантагрюэль» упоминает именно эту игру: «После ужина снова появлялись в большом количестве прекрасные деревянные евангелия, то есть шашечные доски [...]».
   Похоже, что это была вообще единственная оригинальная настольная игра в Уэссексе. И доска, и три известных варианта начальной расстановки в «Алеа Евангелии» серьёзно отличаются от тогдашней общепринятой: атакующие отряды перегруппированы так, чтобы главные силы окружали ставку Короля, а четыре засадных группы прикрывают подступы к углам доски. Фишки ставились не в клетки, а на перекрестья, и доска обычно тоже была размечена для удобства (сегодня, чтобы привести игру к единой системе, такие доски часто делают по шахматному образцу).

   Некоторые комментаторы считают, что размещение фишек в этой игре имитирует морское сражение, где Королевскую ладью защищают 24 белых корабля, атакуемые 48 чёрными. Есть ещё предположение, что сам шахматный термин «ладья» был позаимствован из Хнефатафла, где все фишки двигались подобным способом (на Востоке шахматная ладья именовалась «рок» – «колесница»).
   Различия, однако, столь разительны, что учёные так и не пришли к единому выводу: то ли «Алеа Евангелии» была вершиной эволюции семейства, «лебединой песней» Хнефатафла, то ли всё наоборот, и перед нами базовая версия игры. Большинство историков склоняются к тому, что игра на протяжении веков претерпевала изменения в сторону прогрессивного упрощения, что и привело в конечном счёте к появлению всех прочих разновидностей малого Тафла. Однако в таком случае совершенно непонятно, где, когда и у кого норманнские завоеватели могли заимствовать такую изначальную систему. Байрактаров, например, считает, что это было Го.
   Я склонен думать, что «Игра Евангелистов» – поздний вариант, поучительный опыт моделирования настольной игры на основе религиозных догматов, а с игровой точки зрения – доведение идеи до абсурда. Такой мастодонт мог быть экспериментом сильных игроков, которые пытались выровнять баланс или (что вернее) привести идею в соответствие с церковными канонами. Подобная «священная нумерология» была в то время очень популярна, возможно, из этих же соображений фишки в манускрипте нарисованы не в клетках, а на перекрёстках – как бы «распяты» на крестах. Концептуально всё красиво и аргументировано, но на деле доска 19х19 чересчур велика для простенькой тактической задачи: такое количество фишек требует от игрока серьёзных навыков стратегии, необходимых, чтобы рассмотреть все возможные варианты, из-за чего партия волей-неволей затянется. Даже сейчас не много найдётся охотников сыграть в эту игру, и большинство устанет ещё на стадии расстановки фишек.

   У Хнефатафла есть занятная особенность. Исследования показали, что неопытный игрок, играя за Короля, как правило, переигрывает другого начинающего, играющего в нападении, и в точности наоборот – эксперт, играя за Короля, чаще проигрывает эксперту с атакующими фигурами. Поскольку, так или иначе, положение играющих сторон неравное, хорошим тоном считается играть две партии подряд, обменявшись фигурами. При этом количество съеденных фишек подсчитывается. Победителем при счёте 1:1 считается тот, кто съел больше фишек противника.
   К сожалению, до наших дней проблему дисбаланса Тафла так и не удалось разрешить до конца. Если победу Короля способно обеспечить достижение им края доски, то в опытных руках всегда будет выигрывать Король, а если ставить целью достижение именно угла – будут побеждать нападающие. Возможно, выровнять баланс помогут нынешние поправки, а именно: возможность взятия Короля двумя, а не четырьмя фигурами, первый ход со стороны агрессора, обязательное достижение Королём не просто края доски, а именно угловой «цитадели» для выигрыша, и запрещение фишкам вступать на их начальные позиции по сторонам доски. Возможно. Но для проверки надо играть. Правила взятия Короля при помощи угловых «крепостей» (и края доски) тоже нуждаются в уточнении.

[Продолжение следует]

© Дмитрий Скирюк

Предыстория шашек: Мельница.
История шашек ч.1: Петтейя, Сиджа.
История шашек ч.2: Латрункули.
История шашек ч.4: Брандуб, Тавлборд, Гокштадтская доска.
История шашек ч.5: Рёфскак (Лиса и Гуси), Асальто, Халатафл, игра из Галлехуса.

История шашек ч.6: Алькуерк.
История шашек ч.7: "Военные" игры Индии и Америки.
История шашек ч.8: Замма, Харбага, Дабло.

История шашек ч.9: Фанорона, Суракарта, Коно, Йотай.
История шашек ч.10: Сенегальские шашки, Турецкие шашки (Дама), Тама, Кены, Готические шашки.
История шашек ч.11: Форсэ, Французские, Итальянские, Тайские шашки, Дана, Чекерс, Дамоне.
*



Comments

( 8 comments — Leave a comment )
black_kyr
Feb. 2nd, 2012 06:34 pm (UTC)
Аж зачитался. У меня в университете вместо физической культуры были шашки, потому что один из нас был КМС по этому делу и он подсуетился на кафедре, но даже он нам так глубоко в историю игры экскурсов не делал. Спасибо большое.
skyruk
Feb. 2nd, 2012 06:53 pm (UTC)
Вот повезло! А мы с другом тайком играли на уроках, на задней парте. У меня был карманный набор, магнитный, плоский такой. За урок пару партий успевали сыграть.
chilly_67
Feb. 2nd, 2012 06:43 pm (UTC)
Ух! Очень интересно. И сложно ведь! М-м, даже не то чтобы сложно, а очень и очень непривычно.
А не подскажете, во что играют в "Спартаке"? Я о сериале.
skyruk
Feb. 2nd, 2012 06:55 pm (UTC)
Непривычно - не то слово. Даже сейчас уточняют правил каждый год - археологи находят всё новые артефакты.
Я не смотрел сериал, к сожалению. Думаю, актёры просто поставили шашки на какую-то усреднённую доску и двигали их, без всяких правил, как трёхмерные шахматы в "Стар Треке"
petrovitc
Feb. 2nd, 2012 06:56 pm (UTC)
Классно, что Линней не только в систематике отличился.
skyruk
Feb. 2nd, 2012 07:12 pm (UTC)
Я тоже был в своё время удивлён тем фактом, что этот шведский дядька чем только не занимался, когда был аспирантом :)
lawerta
Feb. 2nd, 2012 08:32 pm (UTC)
В прорицании вельвы говорится, что после Рагнарека боги снова найдут золотые тавлеи, и с этого момента жизнь станет налаживаться. :)
skyruk
Feb. 2nd, 2012 08:56 pm (UTC)
Да, мышление Севера были циклично.
Только, боюсь, мы до этого времени не доживём :)
Надо бы руны разбросить. Хорошо, что напомнили.
( 8 comments — Leave a comment )